Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова



С уходом в отставку начальника брянской полиции Валентина Кузьмина для тоже брянского губернатора Александра Богомаза, утверждают знающие люди, сложилась уникальная в политическом и просто личном плане ситуация.

На каких региональных силовиков теперь ни кинь взгляд, все они так или иначе, скорее всего, будут широко закрывать глаза на возможные прегрешения областной власти. Потому как одни мечтают о повышении, другие — спокойно уйти на заслуженный и, в общем-то, сытый отдых, а третьи — не чают, как переназначиться на новый срок полномочий. При этом результат будет напрямую зависеть от того, что скажет Александр Васильевич: не зря же, если верить сообщениям его пресс-службы, он раз от раз признается влиятельным главой региона. А если серьезно, то сейчас такой порядок назначений на высокие должности в российских регионах: людей предлагает Москва, но утверждают их после согласования с главами субъектов РФ. Хочешь-не хочешь, а дружить с губернатором надо — хотя бы до повторного утверждения в должности.

Ушедший Кузьмин вряд ли бы что-то предпринял дерзко-громкое, начав посягать на порядком уже устоявшуюся нынешнюю областную власть. Но он был одним из «независимых»: не он пришел «при Богомазе», а тот — при нем.

Ничего не утверждаю, но в околовластных и правоохранительных кулуарах говорят следующее. Начальник управления ФСБ по Брянской области полковник Николай Рудь (кто-нибудь вообще слышал его фамилию в отличию от прежних руководителей брянских чекистов? Я — вот тоже) как бы всех «значимых» товарищей-коррупционеров уже привлек и «посадил». Остались те, чей час пока не пришел. Оттого и дел настоящих тут не осталось, видимо. Полковник, говорят, ожидает заслуженного перевода то ли в другой, более значимый (крупный) регион, то ли «наверх», с последующим, само собой (а иначе — смысл?), повышением.

Переназначений вроде как ожидают также руководитель регионального Следственного управления СК России и председатель Брянского областного суда господа Буравцов и Быков соответственно. Они сильные в административном плане фигуры, спору нет. Но, повторюсь, последнее и не самое малозначительное слово при их новом утверждении будет все же за Богомазом, утверждают наблюдатели. Впрочем, определенную управленческую мудрость Буравцов на занимаемой должности уже показал: «лишних» взяточников-мздоимцев за период нахождения у власти Александра Васильевича Следственное управление не выискивало и не преследовало в рамках правового поля. А значит, и материалы уголовных дел в суды не передавало. Равно как и не устраивало «ненужной» шумихи по самому, пожалуй, громкому и скандальному за время правления Богомаза событию — массовой гибели младенцев весной 2017 года в новом Перинатальном центре. О результатах расследования, как и его ходе неизвестно почти ничего до сих пор.

С региональной прокуратурой ситуация похожая. Прокурор Брянской области Александр Войтович человек хороший и принципиальный, безусловно, профессионал. Но то ли на местах его подчиненные не дорабатывают, то ли сам он за нижестоящими прокурорами не стремится в достаточной мере наблюдать… В общем, многие обращения в надзорный орган с жал обами на власть имущих и предержащих банально им же и пересылаются — с просьбой «дать полный и всеобъемлющий ответ» обратившимся за помощью в рамках «прокурорского надзора» обиженным чиновниками и депутатами гражданам и организациям.

Таким образом Александр Васильевич оказался сейчас просто в шикарной для себя как руководителя ситуации, мне кажется. Он теперь не просто губернатор, а можно сказать, полновесный региональный, Брянский князь (не царь — это уже совсем святое), если угодно. Пусть и на время — относительно небольшое, но за которое можно при желании сделать и даже провернуть очень многое. Не то чтобы я в чем-то нехорошем подозревал или подозреваю брянского губернатора (мысли подобной даже не было) — нет, и еще раз нет. Но так часто случается: в отсутствие правоохранительных ограничителей и тех, кто может ударить вовремя по рукам, облеченных властью людей с неимоверной силой тянет совершать разного рода злоупотребления и нехорошие дела. Человек по природе своей слаб.