Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова



Вчера, около 17 часов дня в здании Брянской областной Думы — фактически на рабочем месте — чекисты взяли под белы рученьки заместителя председателя регионального парламента Юрия Гапеенко.

Задержали Юрия Петровича, по имеющейся у меня предварительной информации, в рамках сразу двух статей Уголовного кодекса РФ — по подозрению в вымогательстве взятки и по подозрению в мошенничестве.

Все случилось как раз в тот момент, когда ему передавали деньги: да, в наш век электронной коммерции наличка по-прежнему в цене. Задержание осуществляла специальная группа ФСБ: до этого в Брянске вроде как несколько месяцев в условиях строгой секретности работала, «ведя» Гапеенко, оперативно-следственная группа из Москвы. Пока его задержали на 48 часов — до решения суда, который, вероятно, решит поместить Петровича под домашний арест (шанс того, что мера пресечения свободы не будет избрана — тоже есть). Об аресте, по имеющимся данным, речи пока не идет.

Мобильный телефон «настоящего полковника» (Гапеенко служил в погранвойсках, имеет знаки отличия и награды за охрану государственной границы и службу на Кавказе, вышел в отставку в звании полковника) сегодня выключен. Лично я такого не припомню за многие лета общения (исключительно по работе) с Петровичем: если он и не отвечал сразу когда-то на звонки, то всегда перезванивал позже, но телефон у него никогда, кажется, даже ночью не был выключен. Но как раз эта деталь косвенно подтверждает, что с Гапеенко действительно случилась неприятная и при этом для широкой общественности очень темная история: каких-либо других подробностей произошедшего никто сообщать не спешит.

Но вот еще одна деталь. По окончании недавнего митинга по случаю Дня партизан и подпольщиков, 29 июня, я случайно стал свидетелем обрывка разговора Петровича и какого-то то ли бизнесмена, то ли крупного чиновника — буквально краем уха услышал: «Не переживай, если надо — обращайся, постараемся решить твой вопрос!». И в тот момент я неосознанно дернулся — узнал знакомую фразу: нередко слышал ее сам от Петровича. Любил он ее повторять (впрочем, у каждого человека есть свои привычки, которые могут говорить совершенно о другом), хотя лично мне от Гапеенко никогда ничего и не требовалось.

А еще я, как чувствовал, сфотографировал Петровича несколько раз на том митинге — вот прямо было у меня какое-то нехорошее предчувствие на тот момент…