Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова

История с задержанием по подозрению в мошенничестве и чуть ли ни организации ОПГ, а затем и арестом известного в Брянской области гражданского активиста, видеоблогера и правозащитника, выступающего в Сети под ником #ДокторПравда, а также просто действительно доктора-психотерапевта [id4578005|Александра Куприянова] не осталось незамеченным. В кои-то веки о Брянщине снова заговорили на федеральных телеканалах — своеобразным сюжетом отметился Первый канал, например. Но местное сообщество будто бы оцепенело. Ни слова пока не сказали даже те, кого и чьи гражданские интересы Куприянов дерзновенно для власть предержащих товарищей защищал и отстаивал…

«Изоляцию» Сан Саныча не «заметили» также ни однопартийцы по Брянскому обкому #КПРФ, в котором он до сих пор числится 3-им секретарем по идеологии, ни в правительстве Брянской области, главу которого — губернатора Александра Богомаза тезка Куприянов то и дело смачно и публично (но без перехода на оскорбления и личности, как в случае с приснопамятным Коломейцевым) поминал в разном свете. Все больше, будем откровенны, неприятном и неприглядном для главы региона. В общем, ни обычно смелые брянские коммунисты, ни упускающие возможности потоптаться по упавшим оппонентам в медийном пространстве (от своего лица или опосредованно, призвав анонимных троллей) высокопоставленные чиновники так и не взялись за полторы недели прокомментировать громкое задержание, чего уж там, яркого местного общественника. Никто из них не выдвинул никакой версии.

Первые, может, и хотели бы громко заявить, что все это фарс и политический заказ, а подозрения в адрес Куприянова в мошенничестве — лишь неуклюжий предлог. Но, как сказал мне один из руководителей Брянского обкома КПРФ, местные коммунисты грустно молчат, потому что опасаются, что, мол, не все так просто с уголовным делом Куприянова: «Вдруг он и правда мошенник — навязывал пациентам частной клиники «Мед Лайф», в которой работает главврачом, кабальные и ненужные кредитные договоры на оказание разных сомнительных, лечебных типа услуг? И скоро сам во всем сознается, подобно ранее «закрытому» другому нашему стороннику и главе Бежицкого района Брянска А. Глоту? Нехорошо тогда опять получится, если мы выскажемся в поддержку Сан Саныча». Вторые, то есть команда губернатора Богомаза, да и он сам, тем более ничего не говорят по Куприянову, упорно пытаясь сделать вид, что это к ним никаким боком не относится (от слова «совсем»), а самого его, этого «Доктора Правды», будто бы и не существовало никогда — как последовательного, в общем-то, критика региональной и федеральной власти и общественника. Потому что, как принято в таких случаях говорить у них, ответственных товарищей, идет следствие, а расследование уголовного дела мы не комментируем.

Но факт остается фактом. Оппозиционно настроенный общественник арестован, и ему до сих пор вроде как не предъявлено обвинение. Виноват он или нет, принуждал к чему своих и чужих пациентов или нет, пусть действительно разбирается следствие. Хотя одно уже то, что в Советском районном суде Брянска, когда рассматривался вопрос об аресте, следователь заявила, а прокурор ее поддержал, что Куприянов может скрыться от следствия, поэтому его и надо закрыть обязательно (без предъявления обвинения на тот момент, напомню), говорит о многом. В частности, мое личное мнение, о качестве собранной доказательной базы. Ничто так не ломает человека, если вдруг нужно его к чему-то, например, «правильному» признанию подвести ненароком, как тюремная камера — давно это известно.

Не утверждаю, что Сан Саныч не виноват, возможно, он действительно где-то напортачил, не смог в какой-то момент совладать с банальной, но не катастрофической, думаю, жадностью, вызванной наверняка обычным для любого из нормальных мужиков стремлением прокормить семью. Полагаю, его история вполне многогранна. Но любой проступок, если есть основания в нем подозревать кого-либо, должен и пресекаться адекватно — по крайней мере, на начальном этапе, когда не все понятно, и многие детали требуют выяснений и уточнений. Есть масса других вариантов, как можно человека изолировать от свидетелей или возможных жертв, на которых он может, по мнению следствия, плохо повлиять: домашний арест — самый логичный и правильный из них.

Тюрьма же, простите, камера в СИЗО (но по факту в Брянске СИЗО ничем не лучше тюрьмы, если такое сравнение вообще уместно) — это, наоборот, самый верный способ заведомо опорочить человека в глазах других людей, уничтожить его морально, растоптать наработанное им положительное реноме. Сказки это все, что, мол, тюрьма — лучший способ для оппозиционера стать известнее и заработать себе дополнительные очки, выглядеть жертвой в глазах других, что в России всегда привлекательнее. Так говорят лишь те, кто там не был, и кому она никогда не светила.