Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова

Читать «Брянский Ворчун» в



В суде Брасовского района Брянщины не первую неделю слушается дело 57-летнего, хорошо известного местным жителям Владимира Иванченкова. Ему грозит крупный штраф и/или до трёх лет тюрьмы.

За то, что содержал десятки лет на приусадебном участке краснокнижных редких птиц. В хороших самодельных клетках-вольерах, обеспечивая им должный, как говорят, вполне профессиональный уход и заботу (беркуты и прочие были покалечены другими людьми или получили травмы в естественной для них среде обитания). Но все же Иванченков содержал запрещенных к содержанию в неволе вымирающих пернатых. На лицо нарушение закона. Которое он, как утверждает, хотел, стремился, но так и не смог нивелировать: разрешение, запрошенное у ответственного в таких делах Росприроднадзора, мужчиной получено не было. По чьей вине, сейчас не совсем понятно.

Это обстоятельство — отсутствие нужной бумажки — стало роковым для брасовского «папы беркутов». За это обстоятельство фактически и зацепилась Брянская природоохранная прокуратура. Склонная благодаря особенностям характера своего «не сменяемого» руководителя — прокурора Максима Зубко, как известно, к громким и показательным, рассчитанным на впечатлительную публику, но по большей части мало эффективным действиям в сфере защиты окружающей среды.

Правда, в этот раз надзорное ведомство повело себя непривычно иначе. Оно не вышло из тени даже, когда браконьер был выявлен, а найденные у него птицы изъяты. Вышло в итоге хитро, но совсем не умно. И Зубко, думаю, это тоже понимает. Только не признается. Его неожиданной «скромности» есть простое объяснение.

Природоохранный прокурор традиционно погнался, видимо, за двумя зайцами — будущим одобрительным хайпом в СМИ (страсть как он его любит, говорят) и ведомственными показателями. Очередной «палкой», проще говоря. Не зря же ему недавно продлили служебный контракт ещё на 5 лет (что долго было под вопросом, по слухам) — надо оправдывать вновь оказанное доверие.

Но что-то пошло не так. Проводимый месячник «Браконьер» обернулся не громким публичным результатом, а сплошным головняком. Оперативные мероприятия по изъятию хворавших и обессиленных пернатых хищников «доверили» провести брасовской полиции. Их действия явно были согласованы с надзорным ведомством. Да и Зубко много лет проработал районным прокурором в поселке Локоть — административном центре Брасовского района: что-то мне подсказывает, что Иванченкова он давно знает, ну или как минимум не вчера «присмотрел».

Не сильно готовясь и просчитывая последствия, опера нагрянули на «фазенду» к Иванченкову в его отсутствие. Они вынули птиц из вольеров, связали их… малярным скотчем и фактически преступно (так делать было нельзя) уложили беркутов ничком в оказавшиеся под рукой коробки из-под сладостей. В них двое из трёх хищников вскоре и умерли. Третья птица доехала специального приюта в соседней Калужской области — куда была определена, но долго тоже не протянула.

Полицейским помогала намеренно привлеченная к «спецоперации» представитель регионального заповедника «Брянский лес». Девушка предупреждала оперов, что не является знатоком по части именно пернатых хищников, но соскочить не могла, вероятно. Позже природоохранная прокуратура «обеспечила» ей штраф в 15 тысяч рублей.

Само же ведомство, поняв, полагаю, что профита ноль, предпочло по максимуму остаться в тени. Причем дважды. Нигде не прозвучало, что полицейские действовали, я более чем уверен, с санкции прокуратуры. Не внесла она в последующем и протест на действия оперов. Даже не пожурила их — наоборот, заместитель Зубко тов.Дерков, давая всем СМИ путанный и «умный» ответ, по сути оправдал «вынужденную» жестокость полицейских. Что косвенно подтверждает «причастность» Брянской природоохранной прокуратуры к скандальной истории.

Из-за этого судебного процесса Брянская область снова, с пугающей в последнее время частотой позорно прославилась на всю Россию. О Владимире Иванченкове написали все без преувеличения федеральные печатные и интернет-СМИ, сняли сюжеты ведущие телекомпании (включая Russia Today, вещаюшую на полмира). Я не видел ни одной публикации или телесюжета, в котором бы коллеги выступили против Иванчекова.

Да, малый он по ходу не простой. Допускаю, что не только жалость к красивым птицам могла им двигать: спасать их многие годы к ряду — большой труд и крайне недешевое удовольствие, которые должны по идее окупаться. По стране много любителей, особенно в лесостепных районах, которые содержат у себя хищных пернатых не только ради созерцания. И потому готовы платить за них очень хорошие деньги. Тем более за уже прирученных птиц.

Но ведомство Зубко тут все равно поступило как слон в посудной лавке. Не изящно. Ещё и на верх, в областную и Генеральную прокуратуры доложило, опустив, как я понимаю, важные детали.

А все потому, что решило, кажется мне, снова заработать с кандачка простую (с виду) «палку»-показатель. На формальном соблюдении закона.

В итоге, природоохранная прокуратура невольно уронила внешний имидж Брянщины. А он и так оставляет желать лучшего. Да и Иванченков, судя по всему, сдаваться тоже не намерен. СМИ, соцсети и общественники продолжают бурлить в его поддержку. Редкость в принципе — обычно расскажут о каком-то герое и забудут.

Но Зубко пока слабины не даёт: караван лай слышит, но не останавливается. Нынешний контракт для него, скорее всего, крайний — терять ему нечего. Дело сделано, закон формально соблюдён. А то, что птиц уже нету, это природоохранную прокуратуру не волнует по ходу: на их допущенном убийстве она ещё одну «палку» заработала, добившись штрафа доя сотрудницы заповедника.

И по фиг, что президент Путин и генпрокурор Чайка постоянно требуют не подходить формально к исполнению законов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.