Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова

Читать «Брянский Ворчун» в



Вчера в пригороде Брянска, на кладбище в поселке Дарковичи похоронили 31-летнюю Елизавету Камаринскую, возглавлявшую отдел кадров в местном представительстве крупного западного ритейлера. Через два месяца, будь она жива, девушка впервые должна была стать мамой. Не родившегося мальчика могли назвать Львом — в семье Камаринских двойное горе: особенно тяжело сейчас маме девушки — она буквально растоптана. Не позавидуешь сейчас, мягко говоря, и «гражданскому» мужу Лизы Петру. Молодые люди по чудовищному стечению обстоятельств не успели расписаться. Но это точно не проблема, когда люди любят друг друга…

…Последние часы перед странной и во многом, на мой взгляд, загадочной смертью Елизавета провела в новом Брянском перинатальном центре (есть еще один — на базе Областной больницы). Он был построен, как известно, в марте 2017 года по поручению президента Путина на базе первой городской больницы Брянска. На торжественном открытии суперсовременного и передового лечебного учреждения, призванного переломить нерадостную ситуацию, в частности, с выхаживанием «тяжелых» новорожденных, присутствовали глава государства, министр здравоохранения.

Спустя два месяца, напомню, в Перинатальном стали массово гибнуть новорожденные — почти у всех был обнаружен сепсис внутренних органов. Но руководство медучреждения всю вину переложило на несчастных мамочек и другие факторы. Ни разу не признали своей вины в Перинатальном и после: массовой гибелью младенцев весной 2017-го не ограничилось.

Будучи переправленной в Брянскую областную больницу, Елизавета, строго говоря, умерла не в «новом» Перинатальном центре. Хотя на тот момент она уже была без сознания, в коме и дышала с помощью специального аппарата. Отправить ее обездвиженную в Областную — на «скорой» и через весь город — в Перинатальном решили, считай, перед самой кончиной. Формально в Областной якобы более лучшее оборудование для диализа установлено.

Примерно за день до трагедии у Елизаветы почему-то отказали почки. Хотя она никогда на них, говорят, не жаловалась, и как мне удалось выяснить, не страдала хроническим нефритом или иными подобными заболеваниями. Так что, печальная статистика в этот раз его удачно миновала Перинатальный и в полной мере «досталась» коллегам из Областной.

Почки у девушки отказали, вероятно, не сами по себе. Накануне в Перинатальном ей сделали «шестичасовую» капельницу. По причине жалобы на неожиданно возникшие острые боли в области поясницы и в животе. Хотя до того она, как мне рассказали, чувствовала себя нормально. кушала хорошо и вообще. Она вообще поступила (сама пришла) в Перинатальный лишь за два дня до того — в прошлую среду, как оказалась без сознания. Да, отекала до того и временами жаловалась на скачущее давление. Но у кого из беременных нет такого, скажите на милость…

По всей видимости, наблюдавший Елизавету врач решил не торопиться с Кесаревым сечением. Надеюсь, он знал и понимал, что делал. Но мамочки, ранее потерявшие своих детей в Перинатальном, рассказали мне, что с ними поступали там примерно так же. По крайней мере, они, не специалисты в медицине, так это видели: кому-то из них после жалоб на боли ставили «шестичасовую» капельницу, а кому-то и «двенадцатичасовую». И у многих вроде как тоже в той или иной степени отказывали почки. Врачи при этом, дескать, были разные. Но «грабли», на которые они наступали и, видимо, наступают до сих пор — одни и те же, похоже.

Незадолго до перевода в Областную Елизавете все же сделали Кесарево. Ребенка — мальчика — спасти не удалось. То ли за некоторое время до того, то ли во время операции он «замер»…

Почему я много использую в тексте много вводных слов и «оговорок»? Беда приключилась только что — это раз, многое не понятно. Родственникам в перинатальном то же не внесли ясности насчет случившегося. полноценные исследования будут проводиться еще не один день. Впрочем, извиниться пред ними так же не посчитали необходимым: мол, так бывает, такое случается — на все воля божья, а мы сделали все возможное…

Нет сомнений, что все возможное. Но вот правильно ли, и так, как надо, сделали? Как должно сделали? Или, возможно, как умеют, как могут спустя рукава, как, быть может, недоучили?.. Вопросов пока больше, чем ответов.

В четверг, 30 мая в Брянск ожидается приезд очень важных людей — представителей Совета Федерации во главе с председателем Комитета СовФеда по регламенту и организации парламентской деятельности Андреем Кутеповым. Среди прочего их повезут, скорее всего, прямо с утра в новый Перинатальный центр — показывать, как там все замечательно и бодро. Все-таки скоро День защиты детей. Об умершей на выходных Елизавете и ее не родившемся ребенку сенатору Кутепову и его коллегам главврач первой городской больницы и депутат Брянской Облдумы тов. Воронцов однозначно не расскажет. Ни к чему. Ее смерть портит общую, благостную статистику, сами должны понимать.

P. S. — Я намеренно изменил имя и фамилию погибшей, имя ее мужа. Ее семье сейчас и так нелегко. Однако я посчитал, что написать обо всем этом нужно — нельзя замалчивать подобное. Виновные должны отвечать. И нести полную ответственность за то, что делает замечательный, в общем-то, проект президента и министра здравоохранения Скворцовой ужасным и пугающим.

Если Брянскую областную прокуратуру и региональное управление Следственного комитета России заинтересует эта история, я готов назвать им настоящие имена. Надеюсь, что их это все заинтересует. не может не заинтересовать.

Надеюсь, что прежние печальные истории, связанные с Перинатальным центром, не забыты местными следователями. Хотя что-то мне подсказывает, что после декабрьского громкого нагоняя, устроенного им председателем СК РФ Александром Бастрыкиным, брянские ребята-следователи, у некоторых из которых тогда даже служебные удостоверения отобрали, опять сильно успокоились. И даже расслабились.

Рано…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.