Новости от "Брянского Ворчуна" Александра Чернова

Читать «Брянский Ворчун» в

ЖЕНЩИНА, ОТЧАЯВШИСЬ ПОХОРОНИТЬ МУЖА БЕЗ УЧАСТИЯ РИТУАЛЬНОЙ МАФИИ, ПРИВЕЗЛА ГРОБ С ЕГО ТЕЛОМ К ЗДАНИЮ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

В Самаре молодая женщина, столкнувшись со скоропостижной смертью гражданского супруга (отца ее ребенка), банально… не смогла его похоронить. Мужчина скончался ещё 6 февраля (!), и с тех пор она не знала, куда, говоря простым языком, приткнуть тело покойного. По ее словам, самарская ритуальная мафия (есть и такие виды Коза Ностры) потребовала хоронить любимого человека на «стандартных условиях» — по завышенному ценнику, и там, где скажут. Но затребованных 50 тысяч рублей у одинокой мамы ее оказалось.

Она было попробовала похоронить мужа на обычных, что называется, условиях, но на кладбище откуда ни возьмись появились «скромные» молодые люди крепкого телосложения с медицинскими масками на лицах. Они подставляли как бы невзначай ноги под лопаты, постоянно крутились вокруг гроба, не давая выкопать могилу и опустить в нее покойника: «А мы что? Мы ничего!.. Мы просто помянуть пришли».

Оказывается, на ситуацию с первых дней дурных приключений женщины обратил внимание местный блогер. Он бил во все доступные ему информационные колокола. Но областная власть (боже, как же она везде похожа!) в лице самарский губернатора Азарова, слушая подчинённых, или тот сам не верил простой гражданке, не обращала на происходящее должного внимания.

Женщине ничего не оставалось, как привезти уже поздно вечером гроб с телом к зданию правительства Самарской области. Это сработало. Бывшего мужа похоронили уже на следующий день. И не на условиях ритуальной мафии.

Но если кто-то наивно полагает, что в Брянской области, и особенно в Брянске нет ничего подобного — в плане «мафии», то он сильно ошибается. Пользуясь тем, что в областном центре (такая же беда во втором городе региона — в Клинцах), почти не осталось новых мест для захоронений (а те, что есть, располагаются очень далеко), отдельные товарищи из числа «гробовщиков» (на всех не могу грешить) тоже правдами и неправдами вытягивают из убитых горем родственников желанные «премиальные».

Например, я столкнулся с чем-то похожим буквально по осени, когда помогал семье друга, ушедшего ранее, хоронить его отца — «молодого пенсионера». Родственники, понятное дело, были готовы на все. Но меня озвученная «просьба» (она не была прямой, но точно явной) забесила. Пришлось вмешивать в дело главное руководство брянских кладбищ. Что помогло. Но осадок остался.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.