Неявные тайны старого еврейского кладбища в брянском городе Новозыбков…



Моя мать, будучи несколько раз в гостях у её друзей в Брянске – выходцев из города Клинцы на юго-западе Брянщины, вспоминала очень часто с подругой их юность, пришедшуюся на рубеж 1970-1980-х годов. В этих беседах о жизни еврейской общины юго-запада Брянской области неоднократно оживала та самая стереотипная Одесса: по говору, бытовым деталям, которая мне оказалась абсолютно не изведана.

Если в Одессе или в городке Умань на Украине сохранилась та самая среда, то еврейский пласт в истории моей малой родины окончательно умер в конце 1990-х. По причине массовой репатриации еврейского населения в Израиль по экономическим причинам (уже забылось, как на протяжении полутора лет с конца 1998 по середину 2000 годов у нас регулярно на 1,5-2 часа выключали свет из соображений экономии и нехватки денег). Тем не менее, мне самому интересно по-прежнему осветить те редкие примеры сохранности черты оседлости на территории современной России.

Мы посетим с вами некрополь в еще одном брянском городе – в Новозыбкове, куда я ранее неоднократно приезжал и писал о городе.

Итак, на фото (увы, не моем) вы видите склеп, или ещё его называли «божет» (божетка). Раньше похоронное дело достаточно сильно осложнялось в зимний период, когда земля была стылой, и сложно копалось. Часто могилы под конкретного человека… могли копать заранее.

Однако случалось и так, что в результате массовых эпидемий люди гибли десятками, и хоронить всех не хватало ни сил, ни средств. Что могли предпринять люди, оставшиеся в живых в подобной ситуации? Только одно: завезти трупы на санях как можно дальше в лес и оставить их там, предоставляя хищным животным сделать своё дело.

Правда, посреди леса покойников всё же не оставляли. Для этой цели обычно использовали избушку лесника, а если тащить сани было слишком далеко, то и обычный (чаще всего, заброшенный) дом на окраине деревни. Такие вот самодельные морги, которые к началу весны были иногда битком набиты мертвецами, и назывались божетами.

Божеты, или божетки оставались практически неизвестными довольно продолжительное время, даже несмотря на то, что слегка пролил на них свет один из отечественных художников – Перов – своей картиной «Проводы покойника». Правда, он изобразил в санях усопшего уже в гробу – в действительности же трупы, в основном, закутывали только в белый саван или обычную простыню. Делали это не умышленно, а по бедности. Сколотить гроб порой бывало просто некому.

При наступлении теплого периода усопших потом всё-таки хоронили. Либо наоборот забивали окна и двери, и оставляли тела разлагаться, если по весне их не могли забрать и предать земле.

От обычных домов божетки отличались тем, что в них старались всё-таки заколачивать окна – в надежде на то, что тела всё-таки со временем разложатся без вмешательства санитаров леса и его хозяев (волков и медведей). Если по весне их по какой-либо причине забрать не могли, так всё и происходило. За одним исключением: бывало, что на такие дома-морги случайно набредали странники. Иногда их страшные находки оканчивались тем, что в божете становилось одним трупом больше.

Сохранились своеобразные морги в тайге с тундрой и в наше время. Найти их остатки можно, исследуя вымершие деревни. Тем не менее, в народе божетки по-прежнему считаются дурными, нечистыми местами, куда люди стараются не соваться.

Автор: блогер и путешественник Кирилл Моисеев (Путешествия по России и по миру)

Полный и оригинальный текст найдете здесь (кликните по подчёркнутым словам)

 

Важное дополнение от автора

Согласно статистике о численности населения ещё Новозыбковского уезда на 1914 год, в этих местах проживало 5000 человек иудейского вероисповедания из общего числа жителей в 197,000 жителей. Тогдашний Новозыбковский уезд включал в себя нынешние территории Клинцовского, Новозыбковского, Гордеевского, Красногорского, Злынковского районов Брянской области, нынешний Семёновский район Черниговской области Украины, частично современный Добрушский район соседней Гомельской области Беларуси.

Накануне Второй мировой войны на территории Брянщины в ее современных границах проживало около 30,000 евреев, составлявших весьма заметную часть населения Стародуба, Новозыбкова, Суража. В Почепе каждый третий житель был евреем.

После оккупации этих мест нацистами было создано около 10 гетто: в Клинцах, Злынке, Карачеве, Стародубе, Унече, Сураже, где содержалось свыше 11,000 узников. Все гетто были ликвидированы в период с октября 1941 по март 1942 годы с уничтожением 17,000 евреев. 16-17 марта 1942 года всё еврейское население Почепа от младенцев до старцев было умерщвлено на окраине города в большом противотанковом рву. Тогда погибло 1846 человек…

Удивляет именно то, насколько информацию по крупицам приходиться собирать по этой теме, которая совсем не разработана. Попадаются лишь ссылки на университетские научные статьи, которые в закрытом доступе, что является лишним камнем в огород всей системе высшего образования в мире, не только в России.

Все научные изыскания зачастую оказываются опубликованными лишь в университетских вестниках без возможности ознакомления более массовой аудиторией. Во время учёбы в «универе» у меня это было главной претензией: не понимал, почему многую необходимую мне научную информацию я находил в… ЖЖ, а не в университетской библиотеке.