Крестьянин-олигарх Добронравов просчитал все гнилые ходы брянского блогера Чернова



Третье заседание в Навлинском районном суде Брянской области «крепкий хозяйственник Дмитрий Добронравов против блогера Александра Чернова и общественника Михаила Видулина» отбросило спорящие стороны по воле представителя истца на прежние боевые позиции, если применять военную терминологию. С той лишь разницей, что отныне интересы учредителя агрохолдинга своего же имени «Добронравов Агро» и депутата Облдумы от партии власти представляют не один, а два защитника. Впрочем, конструктива и эффективности это пока не добавило.

На предыдущем судебном заседании стороны, напомним, договорились попробовать прийти к Мировому соглашению. Худой мир всегда лучше доброй ссоры. Да и Новый год на носу: все обиды, в том числе пустые, надо оставлять в этом году.

С этим пониманием представитель блогера Александра Чернова юрист «Центра защиты СМИ» Екатерина Шмыгина долго и терпеливо пыталась найти общий язык с юристом Добронравова. Та вроде как признавалась, что и не прочь завершить судебный процесс – по крайней мере, отказаться от всех ранее выдвинутых в адрес блогера претензий. К соответчику Михаилу Видулину, гражданскому активисту из брянского райцентра Навля и давнему оппоненту Добронравова, выступившему фактически соавтором оспариваемой публикации «Продукция нового предприятия брянского «крестьянина»-олигарха Добронравова будет опасна?», у истца еще, мол, остались вопросы.

Последнее слово должен был сказать крестьянин-олигарх. Он с рождения носил, кстати, фамилию Немченко, а потом по неизвестной причине вдруг ее сменил на Добронравова. Но истец все никак не мог определиться, было ощущение, что должно предшествовать заключению Мирового соглашения.

Вначале было высказано безальтернативное пожелание, чтобы блогер приехал на возводимое агрохолдингом истца в поселке Навля предприятие: они бы там вместе походили и посмотрели все, Чернову бы показали «все документы», а затем он должен был бы «написать опровержение». Причем в нем надо было красной нитью провести мысль, что Видулин все наврал, намеренно введя блогера в заблуждение. Но для Александра это было неприемлемо. По нескольким причинам.

— Во-первых, никто, даже Видулин не вводил меня в заблуждение: я уже взрослый мальчик, сорок годов, слава богу, – пояснил «Брянскому Ворчуну» блогер Чернов.— Во-вторых, подобное предложение напоминало поступок Иуды: предай другого, чтобы спасти себя. В-третьих, «опровержение» публикуется, когда судом доказана неправота автора статьи. А неправым я себя не считаю. Пока же идет судебное разбирательство, я могу опубликовать просто мнение Добронравова по возникшей ситуации, его комментарий – хоть текстовой, хоть записанный на видео. В нем он волен отразить все что угодно – в рамках закона, конечно. Это я и предложил повторно истцу.

Но Дмитрий Добронравов, в прошлом Немченко, на предложение Чернова через представителя не отвечал.

— Тогда я, – добавляет блогер, – не будучи гордым парнем, сам позвонил истцу, решив, что нужно договариваться напрямую. Он не ответил. Набирал его еще несколько раз – все тщетно. Потом отправил СМС следующего содержания, обращение пропускаю: «Думаю, будет правильно, если условия наметившегося Мирового соглашения мы обсудим с вами лично. Представители – это тоже хорошо, но личное общение всегда лучше. На нейтральной территории. Готов подстроиться под ваш график. Спасибо». На ответ, признаться, не рассчитывал, но он прилетел уже через 20 минут…

Ответное сообщение от Добронравова (когда-то Немченко) Чернова, мягко говоря, удивило. Точнее, тон и стилистика эСэМэС крестьянина-олигарха (небогатая орфография, пунктуация и прочее авторские) – вот оно:

«У Вас шанс договорится был! Жду опровержение и признание заблуждения, кто Вас в этот блуд ввел и так далее, согласуйте текст с моими людьми!!! Нам он (текст) должен понравится!!! Иначе Вы это сделаете по решению суда!! На каждый Ваш гнилой ход, у нас есть противоядие!!! Работаем)))!».

Чернов понял, что «загнан в угол». Все его будущие ходы записаны, а все задуманные пакости будут нейтрализованы еще на подходах к стану противника. Было принято Соломоново решение: ждать очередного заседания суда.

В начале заседания выяснилось, что интересы Добронравова (а было время – Немченко) будет представлять другой юрист. Статный мужчина в годах, серьезный и неразговорчивый. Сразу видно – опытный. Впрочем, прежняя девушка-представитель тоже никуда не делась. Она припоздала. Но когда пришла, то отчего-то не захотела садиться рядом с новым коллегой – едва не плюхнулась по соседству с… защитником Чернова. Хоть не с ним. И потом, на протяжении заседания так и норовила «ослушаться» старшего коллегу. Стремилась задать, казалось, «несогласованные» вопросы, вставить «лишние» ремарки…

Тем не менее, свое представительство Добронравов (или Немченко?) усилил – как минимум, численно. Но к чему-то прийти качественно новому стороны пока не смогли.

Возможность заключения Мирового соглашения на цивилизованных условиях юристы крестьянина-олигарха отмели на последнем заседании окончательно. Пытались они, было, также уточниться в словах и фразах, которые уже полгода хотят оспорить в статье Чернова, но из этого, по его мнению, опять не вышло ничего толкового: «Снова было сказано много чего и теперь уже официально отражено на бумаге, но по существу прежний сплошной сумбур».

На этом фоне истец, который, как известно из предыдущих публикаций «Брянского Ворчуна», «больше «не может», продолжает требовать от ответчиков на пару 5 млн. рублей – по 2,5 миллиона с носа. Следующее судебное заседание, традиционно открытое для всех желающих, намечено на 11 утра 11 декабря. Судья предупредил, что на нем возможны два варианта развития событий: может быть назначена независимая лингвистическая экспертиза – уже фактически третья в этом гражданском деле либо начнутся прения сторон. Если случится второе, то решение наверняка не за горами.