Медиков и больницу обвинила в заражении коронавирусом правозащитница из Брянска

Читать «Брянский Ворчун» в



Известная брянская общественница Дина Кожевникова обратилась в СК и контролирующие органы с просьбой проверить Брянскую горбольницу №1. Лечебное учреждение и медперсонал женщина винит в заражении себя во время госпитализации COVID-19.

Дина Анатольевна много лет занималась проблемами защиты прав осужденных (многим может показаться удивительным тезис, но находящиеся в СИЗО и заключенные – тоже люди). Она много кому помогла: тем, кто оказался в местах не столь отдаленных, осознанно или оступившись, их родственникам и близким. Дину Кожевникову хорошо знают в правозащитных кругах, в том числе Москвы. А сейчас ей самой требуется поддержка.

За поддержкой Дина Анатольевна обратилась в редакцию «Брянского ворчуна», рассказав свою печальную историю и предоставив кипу подтверждающих документов.

ПРИСТУПЫ. ОПЕРАЦИЯ. ПЕРЕЕЗД

В первой половине мая общественница экстренно поступила с непростым заболеванием почек в отделение урологии ГАУЗ «Брянская городская больница №1». Лечебное учреждение возглавляет прославленный по-разному депутат Облдумы от «Единой России» Константин Воронцов.

Кожевникова надеялась только на лучшее. Но через несколько дней она почувствовала себя значительно хуже. И 20 мая ей экстренно сделали сложную полостную операцию.

— Но я выкарабкалась, — говорит Дина Анатольевна. – А 26 мая в мою палату зашла врач-уролог Ирина Игоревна и сообщила, что у меня… идентифицирован COVID-19! Поэтому меня выписывают из отделения. И я должна обратиться в инфекционное отделение Брянской областной больницы №1, которое в значительной мере было переоборудовано, как известно, под коронавирусный госпиталь. И такая интересная деталь: выписку мне принес не мой лечащий врач – он куда-то пропал, дня два его не было на работе. Хотя на документе стояла его фамилия и подпись, а дата выдачи была тем днем, когда я покинула больницу.

Кожевникова подчеркивает, что урологическое отделение первой горбольницы на момент ее поступления было закрыто для приема плановых больных. Оно считалось «чистым», то есть «вирусных» там официально не наблюдалось. Ни родственников, ни кого-либо другого к пациентам извне не допускали. Равно как их самих никуда вроде как тоже не выпускали. Круг общения тех, кто попал тогда в «урологию», ограничивался врачами, медсестрами, санитарками. К тому же в палате Дина Анатольевна лежала одна…

— При поступлении в больницу никаких симптомов заболевания коронавирусом или просто «простудой» я не имела, – поясняет Кожевникова, — и пока лежала там, пределов лечебного учреждения не покидала. Естественно, когда мне объявили о положительном тесте, я не могла не поинтересоваться у врача Брянской городской больницы №1, как такое могло произойти?! Что, находясь в лечебном заведении более 2 недель, в послеоперационный период, у меня вдруг идентифицировали COVID-19. Но вразумительного ответа от заведующего отделением я не получила.

Делать было нечего. Пришлось Кожевниковой «переезжать». Ей взяли мазок «в связи с заболеванием медиков», а в областной больнице сделали компьютерную томографию (КТ) грудной клетки. Она показала двустороннюю вирусную пневмонию и «высокую вероятность COVID-19».

ВСЕ В КУРСЕ?

Позже Дину Анатольевну направили в другую городскую больницу, уже № 2. Она находится не в Бежицком, а в Володарском районе Брянска. Определили в первое урологическое отделение.

— Я очень благодарна всему персоналу второй горбольницы за профессионализм и гуманность: низкий поклон работающим там людям, — продолжает правозащитник. – Вместе с тем мне стало известно, что отдельные представители медицинского персонала ГАУЗ «Брянская городская больница №1», имея симптомы заболевания COVID-19, продолжали выходить на работу и осуществлять лечение людей, чем, считаю, ставили под угрозу жизнь и здоровье множества людей. Ни одна медсестра, ни одна санитарка, ни врач не сдавали на тот период тесты. Хотя всем, кому надо, было известно об их болезненных состояниях – они просто отлеживались по домам. Что руководством больницы скрывалось и скрывается. Помимо меня, по вине медицинского персонала ГАУЗ «Брянская городская больница №1» заражению COVID-19 подверглась примерно еще 5 человек, которые тоже были госпитализированы в отделении урологии, в том числе, если не ошибаюсь, женщина предпенсионного возраста из Почепского района Брянской области, которая лежала в урологии почти месяц, и мужчина – водитель «Скорой помощи».

Кожевникова говорит, что ее слова можно легко подтвердить посредством выемки в ГАУЗ «Брянская городская больница №1» и проверки медицинской документации. Что она уже отметила в своих заявлениях, которые направила в Следственный комитет и контролирующие органы – территориальные органы Росздравнадзора и БТФОМС (фонд медстрахования): «Однозначно, я это так не оставлю, подам в суд на отделение урологии первой горбольницы по этому факту. Ну и призываю всех обходить стороной это лечебное учреждение. Чем они заразят в следующий раз очередного послеоперационного больного? Или просто спишут, как ненужный материал? Например, меня выписали с не снятыми швами и дренажом».

Дина Анатольевна полагает, что в действиях медицинского персонала ГАУЗ «Брянская городская больница №1» усматриваются признаки составов преступлений, предусмотренных ст.236-237 УК РФ, а так же ст. 293 УК РФ. Это «нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание», «сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей» и «халатность».

ВЛИЯНИЕ – ВСЕ?..

Однако добиться чего-то Кожевниковой будет сложно, безусловно. Слишком влиятелен главврач первой городской больницы Брянска Константин Воронцов, весьма много сильных мира сего, надо думать, «должны» ему после того, как в большинстве своем выкарабкались с того света. А если еще придется обратиться?..

Как бы там ни было, СК не стал рассматривать заявление Кожевниковой по существу, сославшись, что ей причинен не тяжкий вред здоровью. Перенаправил его в прокуратуру. Оттуда бумага вполне может перекочевать в брянское управление Роспотребнадзора, а чтобы тот кого-то из медиков привлек к ответственности – об этом как-то пока не было слышно. БТФОМС тоже отписал обращение Дины Анатольевны – в страховую компанию и Росздравнадзор. Последний, кажется, перекинул «свою» копию заявления в… правильно, в Роспотребнадзор.

Контор много. Толку пока мало. Между тем ранее «Брянский ворчун» уже рассказал, как вскоре после нахождения в первой горбольнице умер заразившийся коронавирусом пенсионер из Бежицкого района. Также в апреле в заражении ковидом обвинила горбольницу №1 жительница Брянска 32-летняя Надежда Сайкова. После чего заразу обнаружили у ее близких.

Фото: «Брянский ворчун», ГУ МЧС России по Брянской области, личный архив Д. Кожевниковой

P. S. – редакция «Брянского ворчуна» готова опубликовать мнение руководства Брянской городской больницы №1 и лично ее главврача К. Е. Воронцова. Однако что-то, да хоть идущий сейчас в Советском районном суде Брянска процесс по гражданскому иску Воронцова к «БВ» подсказывает, что он этого не сделает. И наверняка подаст еще один иск. Так проще, благо есть штатный юрист из «прокурорских».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.