Плохо стало прокурору на суде по делу полицейских из брянской Жуковки

Читать «Брянский Ворчун» в



«Скорую» пришлось вызывать не только прокурору Жуковского района Брянской области Сергею Каргину, но и главному свидетелю обвинения – закоренелому уголовнику, выступившему против двух участковых полиции Маслакова и Свинтицкого.

В брянском райцентре городе Жуковка продолжается громкий и неоднозначный судебный процесс над местными участковыми уполномоченными полиции Николае Маслакове и его подчиненном Максиме Свинтицком. Их, как уже неоднократно рассказывал «Брянский ворчун», уличили якобы в намеренном улучшении служебной отчетности, подлоге, «красивой» раскрываемости преступлений – использовании пресловутой «палочной системы».

Почти 9 месяцев, пока тянется следствие и суд, этих полицейских, как истых рецидивистов, держат в СИЗО города Новозыбков. Без права свиданий с близкими, в том числе своими несовершеннолетними детьми.

Однако суд над Маслаковым и Свинтицким мог бы уже завершиться, есть мнение. Если бы только ни грандиозная шумиха и большой общественный резонанс, случившиеся после оглашения нашим интернет-изданием деталей этого странного судебного процесса. Что, вероятно, стало полной неожиданностью для сторон, заинтересованных в обвинительном и скором приговоре. Им есть, чего «стесняться».

Главным свидетелем обвинения является закоренелый уголовник, «обладатель» нескольких десятков протоколов о нарушении общественного порядка Михаил Калаганский. Вначале он проходил подозреваемым по делу об угрозе убийством своему товарищу. Но потом резко, не без помощи участвовавших в расследовании сотрудников ФСБ и службы собственной безопасности брянской полиции «перековался» в обличителя «оборотней в погонах». Правда, за время следствия по делу жуковских полицейских Калаганский успел еще раз знатно набедокурить – совершить дерзкий грабеж. Это с его стороны точно было «лишним».

Михаил – хорошо известный в брянской Жуковке персонаж. Как минимум, местным продавцам: в распоряжении редакции есть видеозапись рассказа директора одного из сетевых магазинов, в который Калаганский ранее чуть ли ни ежедневно наведывался за бесплатной выпивкой. Нет, ее мужчине никто не дарил. Он сам всегда брал алкоголь с полок и, повернув морду лица ботом, неторопливо и нагло хихикая над девушками-продавцами, удалялся прочь. Его пытались остановить, когда замечали, но силы были неравны.

Несмотря на весь криминальный багаж Калаганского, его обличительные показания приняли за чистую монету. На их основе неоднократно награжденных и заслуженных полицейских Маслакова и Свинтицкого обвинили в превышении полномочий и бросили за решетку. Теперь полицейских, как и Калаганского, каждый раз привозят в автозаке на судебный процесс в Жуковке. Полицейских из Новозыбкова, с другого конца Брянской области, – дорога только в одну сторону занимает по 4,5-5 часов.

Вот только по прибытии в здание Жуковского районного суда полицейских закрывают в металлической клетке, а Калаганского усаживают в зале заседаний, на первом ряду непременно, вместе с другими «слушателями». Важная птица, дают всем понять. Так он себя, кстати, и сам ведет. Правда, сидит Калаганский вместе с конвоиром, будучи пристегнутым к нему наручником. Но разница в отношении к нему и полицейским все же очевидна.

Еще больше она бросилась в глаза на последнем судебном заседании: «Мишей» почти заискивающе и по-доброму называл в перерывах Калаганского, говорят, сам прокурор Жуковского района Сергей Каргин. С недавних пор он решил лично поддерживать обвинение в процессе, забрав первую скрипку у своего зама Алымова. И к делу подошел ответственно – настолько, что накануне ему стало плохо прямо в судебном процессе. Вызывали «Скорую».

Впрочем, могли банально сказаться перепады атмосферного давления и активизировавшиеся в эти дни вспышки на Солнце.

Но неотложную медицинскую помощь пришлось оказывать и Калаганскому. Когда тот снова стал путаться и «плавать» в показаниях, он заявил, что не может более терпеть сильную головную боль: упал ночью, дескать, в следственном изоляторе с верхней шконки и приложился о пол самым ценным. С согласия председательствующего судьи Вячеслав Горелова главного свидетеля обвинения экстренно отвезли в Жуковскую больницу. Но там врачи заподозрили вроде как симуляцию, и суд продолжился.

Однако заслушать свидетелей защиты из-за остававшегося в этой связи немногочисленного до конца рабочего дня времени толком снова не удалось. И тем более всех заслушать. Отклонил судья после 15-минутного совещания с самим с собой и ходатайство одного из адвокатов полицейских об отводе жуковского прокурора в качестве гособвинителя. Было высказано мнение, что он должен быть сам допрошен как свидетель: в оглашенных Каргиным телефонных разговорах, которые записали и положили в основу обвинения, прокурор вроде бы тоже фигурирует…

— Цирк с конями продолжается, — говорят в один голос родственники, знакомые и бывшие сослуживцы полицейских из брянской Жуковки Николая Маслакова и Максима Свинтицкого.

Следующие судебные заседания по их делу, непредвиденно оказавшемуся непростым, должны состояться 3, 12 и 13 августа.

Фото и видео: общественные корреспонденты, специально для «Брянского ворчуна», архив редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.