Телесериал о жизни и борьбе видеоблогера Карамельцева могут снять в Брянске



В распоряжении редакции «Брянского ворчуна» оказался черновик сценария трех первых серий возможного телевизионного сериала «Карамельцев. Первая кровь». Его авторы не скрывают: сюжет фильма подсказала сама жизнь. Но уверяют, что все совпадения случайны. Публикуем краткий пересказ будущего «кина».

Первая серия

Бессовестный делец Реброкривов, пользуясь близостью и покровительством властей в глухой и нищей Блинской губернии, рьяно и беззастенчиво присваивает государственную собственность. Страхует пустой амбар на пятьдесят миллионов долларов, поджигает его и получает страховку. Потом он на месте завода по пропитке шпал агрессивным и вредным креозотом, который за сотню лет существования прежнего предприятия пропитал землю на километр в глубину, устраивает предприятие по хранению и переработке зерна и других продуктов в детское питание.

Об этом узнает благородный видеоблогер Аркадий Карамельцев и начинает свое полунезависимое расследование. С товарищем и помощником, деревенским блогером и тайным миллионером Видуськиным он пытается пробраться на опасное предприятие, но их ненароком выслеживают люди дельца Реброкривова. Однако Карамельцев и Видуськин проваливаются сквозь землю, и это их спасает.

Знакомый Реброкривову любитель опьяняющих веществ Бурундуков получает задание убрать неугомонных общественников. Получив от олигарха рогатку с оптическим прицелом и глушителем, он занимает позицию в деревенском клозете возле тропинки, по которой снова должен пройти Карамельцев с товарищем. Они вновь приходят к объекту Реброкривова с целью нарвать охапку только там растущей ромашки аптечной.

К счастью для главных героев, у Бурундукова кружится голова от неземных ароматов, и он промахивается десять раз подряд. Потом он набрасывается на друзей с вилами. Но попадает в стоящую рядом березу. Однако затем все же наносит Карамельцеву и Видуськину несколько небольших ранений и порезов, после чего им удается справиться с несостоявшимся киллером, скрутить его и вызвать шерифа.

Прибывший по вызову Карамельцева шериф арестовывает Карамельцева с Видуськиным за нападение на обкуренного киллера, а следователь лейтенант Беззубый в тот же день по приказу подневольного полковника Сукачева заводит уголовное дело.

Конец первой серии.

Вторая серия

Видеоблогера Карамельцева отпускают под подписку о невыезде. Он расстроен. Но не унывает. Вечером Карамельцев, проводя очередной прямой эфир на своем YouTube-канале «Блинский враздрай TV», говорит о том, что родным краем управляют чересчур прекрасные люди и потерявшие берега мудрецы во главе с главным своим покровителем губернским головой Богоспасом и его заместителями-товарищами Колобковым и Попкиным.

За недопустимые предположение на главного героя заводят три уголовных дела, а потом еще два. Просто дела. Одно за то, что был недостаточно резок в прямом эфире, а второе – за первое. Потом к нему добавляют обвинение в краже неизвестными из губернского бюджета 8 миллиардов раковин каури, которые в прошлый свой визит наличкой привезли в Блинск руководители одного из его неизвестных широкой общественности городов-побратимов.

Озверевший и уязвленный в лучших чувствах Карамельцев снова выходит в прямой эфир и поливает все губернское начальство вместе и по отдельности самыми замечательными эпитетами, которые только придумал Пушкин. А также описывает подробности их полуинтимной и давно не сексуальной жизни. Следственные органы возбуждаются и заводят очередное уголовное дело о разглашении тайны частной жизни сверчков-анонимов и направляют видеоблогера как непосредственного уничижителя их родового достоинства на принудительное обследование в психушку. Но не абы куда, а в столицу.

Все понимают, что это триумф. Бессовестный делец Реброкривов, губернский голова Богоспасов, его верные заместители-товарищи Колобков и Попкин тоже догадываются, что сами себя переиграли, поэтому требуют от начальника ГНОМа – Главного Надзирающего Органа за Мужиками привлечь Карамельцева по пока еще не придуманной статье. Просьба немедленно удовлетворяется. Заодно предъявляют обвинение и товарищу Карамельцева Видуськину. На всякий случай.

Тем временем в психиатрическом институте имени Сурового на Карамельцева совершают покушение тараканы-наемники. Но они терпят фиаско благодаря самоотверженности красивой медсестры, которая оказывается иногородней подписчицей и поклонницей опального блогера, приставленной к нему органами губернской безопасности, которые не зависят от Богоспаса.

Далее следует постельная сцена на грани фола, размер не меньше третьего.

Конец второй серии.

Третья серия

Карамельцева, целого и невредимого, со справкой о крепком душевном здоровье перевозят снова в Блинск и помещают под домашний арест вместе с 13 куртизанками. Главе ГНОМа, старейшинам и следователям губернский голова Богоспас приказывает судить Карамельцева по всей строгости придуманных им же законов и через час отправить его в следственный изолятор, а там инсценировать летаргический сон Карамельцева. Богоспасов нервничает, потому что над ним самим сгущаются тучи. Скоро новые выборы губернского головы.

В закрытом суде, где запрещается самостоятельно дышать – только с помощью специально принесенных и купленных у представителей Богоспаса баллонов с кислородом, должностные лица выносят Карамельцеву и Видуськину высочайший приговор: каждому по триста тринадцать лет лишения свободы. А Видуськину еще 4 месяца – за то, что молчал на суде. Карамельцев в присутствии придворных журналистов громко заявляет, что обязательно выйдет на свободу и подробно расскажет, как провел эти годы за решеткой.

На улице, у здания суда возникает стихийный народный сход – люди жарят шашлыки и смело срывают с лиц маски, защищающие не от ковида, но от штрафов в 4 тысячи целковых. Ситуация выходит из-под контроля. На улице появляются две цыганские повозки с крупнокалиберными водометами, маркированные как машины Госдружины.

Карамельцева выводят на чердак и на вертолете без винта, незаметно для его сторонников и зрителей переправляют в блинский тюремный околоток.

В СИЗО между тем уже все уже готово к летаргическому сну Карамельцева. Его швыряют в камеру и опаивают чефиром. Сквозь тревожную полудрему Карамельцев замечает в какой-то момент склонившихся над ним двух плотных мужчин. В руках одного из них мелькает туго скрученная в импровизированную веревку желтая тюремная простыня…

Слышен истошный крик. Но лиц не видно. Темнота. За кадром звучит песня «Постой, паровоз! Я к маменьке родной…».

Новая сцена. Карамельцев перелезает через забор СИЗО: его спасает давний подписчик и поклонник из числа вертухаев, он же помогает блогеру сбежать. Правда, за Карамельцевым никто из других охранников не гонится: без телефона в руке, на который он до того снимал все свои прямые эфиры, видеоблогер всем безразличен.

Карамельцев все же совершает побег, делает в ветеринарной клинике новое лицо, достает новые талоны на гречку и возвращается в Блинск, где вступает в КРПФ. Начинает борьбу за кресло губернского головы. Только за кресло, сама должность ему не нужна.

Конец третьей серии.

Продолжение следует…