Дом на полпути: истоки и трудный путь хранительницы Ксении

Читать «Брянский Ворчун» в

Прошло немногим более полугода, как на сайте РИА «Стрела» вышел материал «Дом на полпути: истоки». Речь шла про церковно-реабилитационный центр «Казачий пост» в брянском поселке Климово. Но среди его постояльцев и местных жителей его называют прибежищем обездоленных. Что же изменилось за это время?

Ровным счетом ничего! Разве что коллектив немного поменялся. А вот быт остался прежним. Как неизменной остается хранительница приюта Ксения Розлач. Женщина была депортирована из Украины с несовершеннолетней дочерью в 2018 году. С тех пор «Дом на полпути» стал ее постоянным местом жительства.

Внучку ветерана войны выгнали из страны

Ксения родилась в Республике Коми в 1976 году. Там окончила школу. А затем перебралась в Киев к дедушке Захару Захаровичу. Он прошел Великую Отечественную военным врачом. После Победы переехал в столицу Украины, где долгие годы работал в институте электросварки имени Патона.

Жизнь у девушки складывалась неплохо. Она обзавелась семьей, работала в торговле, дружила с соседями. И так длилось 20 лет. Пока не наступил 2018 год. Тот февраль Ксения не забудет никогда.

– Приехали люди в форме и сказали, что составят протокол за нарушение срока пребывания в стране, – сквозь слезы рассказала женщина. – А по факту вывели меня в одном халате на мороз и мою маленькую дочку. Погрузили в автобус и повезли в неизвестном направлении под конвоем.

В микроавтобусе было многолюдно. Русской речи слышно не было. Ксения опознала нескольких вьетнамцев и афроамериканцев. Как потом выяснилось, интернациональный транспорт двигался в сторону Чернигова, где находится пункт временного содержания иностранных граждан.

Моя собеседница вспомнила, как отношение с соседями изменилось буквально за одно мгновение. Резко все перешли на украинскую мову, между людьми стало «холодать». Ее стали называть «москалём». Думается, не стоит заглядывать в словарь, чтобы понять значение этого слова.

– Удивляет, что из-за какой-то политики люди кардинально меняются за мгновения, как по взмаху волшебной палочки, – продолжала Ксения. – Есть такое подозрение, что людям в форме про мое российское происхождение рассказали соседи.

photo_2021-04-22_09-26-23.jpg

Вьетнамские штаны

Итак, Ксению и других иностранок доставили в черниговский пункт временного содержания. Обстановка, заметила женщина, практически как в тюрьме: по периметру высокий забор с колючей проволокой, служебные собаки, надзиратели. Еще одно довольно интересное наблюдение озвучила моя собеседница – чем старше были конвоиры-женщины, тем добрее они относились к временным «сидельцам».

В женском отсеке содержалось порядка 30 человек. Помимо вьетнамок, афроамериканок и одной русской, были еще узбечки, представители других национальностей. Жили они на первом этаже. Кормили крайне скудно. Утром давали кашу из непонятной крупы, гораздо реже картофель пресный. Мясо там могли лишь представить в воспоминаниях.

photo_2021-04-22_12-03-45.jpg

– Еда такая, что поел, а через полчаса в желудке пусто, – вспомнила Ксения. – Чувство голода в те дни – наше постоянное состояние.

Женщине давало сил пережить все эти трудности мысль о том, что этого не видит ее дочь София. За девочкой на второй день после «переселения» приехала старшая сестра Ксении Елена. Она увезла малышку в Коми. И радовало, что в пункте не забрали сотовый телефон – мама практически каждый день созванивалась с дочерью.

Спустя почти два месяца россиянку «отпустили». Ксения поблагодарила российское посольство, которое постоянно было с ней на связи и принимало меры по ее «освобождению». Чтобы она совсем не замерзла (все-таки женщина была в одном халате), вьетнамки, у которых, видимо, было больше времени собраться в дорогу, подарили ей штаны. В этом одеянии украинские люди в форме довезли ее до пограничного поста и отправили, как говориться, на все четыре стороны. Российские пограничники тоже оказались не совсем гостеприимными – перевели через границу и все! Женщина отправилась просто вперед, не зная, что будет дальше.

photo_2021-04-22_12-03-35.jpg

Она пыталась тормозить машины, чтобы доехать до ближайшего населенного пункта. Но за два-три часа вынужденного путешествия никто не остановился. Благо, что нашлась семейная пара, которая все-таки помогла путнице и довезла ее до Климово. Она зашла в церковь, чтобы согреться. Настоятель храма в честь Успения Пресвятой Богородицы протоиерей Димитрий Снегирёв поинтересовался судьбой женщины. Ксения рассказала, через что ей пришлось пройти прежде, чем она оказалась на брянской земле. Священнослужитель поселил ее в «Доме на полпути»…

photo_2021-04-22_12-04-27.jpg

«Депортанцы», отказники и погорельцы

Привыкнуть к новому месту жительства Ксении было тяжело. Да это и понятно. Человек всю свою жизнь прожил в комфорте и удобстве, относительной независимости от обстоятельств. И этот мир рухнул. Теперь она оказалась в здании, пропитанном людскими горестями и страданиями. Единственный позитив – это умиротворительные проповеди и беседы отца Димитрия. Благодаря ему женщина смогла преодолеть свою душевную боль и отрицание. И, конечно же, дочь не давала опустить руки. С Софией мама общается каждый день, на летних каникулах девочка приезжает в Климово. О причинах, по которым Ксения не уезжает к дочери в Коми, она не стала рассказывать. Но, думается, на то есть веские причины…

Чаще всего в Доме оказываются депортированные из граничащих с Брянской областью государств. Собственно, сама Ксения, были и другие люди, высланные из Украины. Но встречались и белорусы. Собеседница рассказала об одном таком случае.

photo_2021-04-22_09-27-40.jpg

Мужчину предпенсионного возраста выдворили из Белоруссии. Схема приблизительно такая же была, как у Ксении – довезли до пограничного поста и отправили своей дорогой. Он все время жил в соседней стране, жена, дети. Родные теперь попали в зону недосягаемости. Разве что они переберутся в Россию, и семья смогла воссоединиться. Но это уже совсем другая история. Причиной для депортации стала армейская служба в Мурманске в советские времена, когда было, вообще-то, одно большое государство. «Депортанец» вскоре после переезда в Дом на полпути перенес инсульт и лишился слуха.

Среди обитателей Дома есть и местные жители. Одна женщина заселилась сюда после пожара. Другая – не ужилась с родственниками. На этих двух историях мы остановимся подробнее в следующих публикациях.

Однажды приют наполнился и детским смехом. Одну зиму здесь жила семья с четырьмя детьми. После холодов они съехали. Количество жителей Дома порой доходило до 30. А сейчас он на грани закрытия.
Дело в том, что пожарная служба неоднократно выписывала штрафы и предписания о необходимости установки противопожарной системы. Такие требования безопасности. А вот выгонять людей на улицу накануне зимы, это безопасно. Для того чтобы этого не случилось, нужно было всего лишь 140 тысяч рублей. Но нужную сумму так и не удалось собрать. Отец Димитрий, куратор приюта и член общественного движения «Добромир» Ирина Дорохова, другие активисты обращались к предпринимателям, жителям региона, политикам с просьбой о помощи. Их не услышали…

ra59L4kjmYs.jpg

Спасительные руины

Теперь обитателям Дома ищут новое прибежище. Кто относительно здоров, тому проще как-то пристроиться. А что делать с теми, кто не ходит?! В государственные спецучреждения таких людей устроить не могут.

WhatsApp Image 2021-10-22 at 15.05.31.jpeg

Повезло (в кавычках) только Ксении. Из жилищного фонда Климовской администрации ей выделили дом. Был заключен договор о безвозмездном пользовании жилым помещением. Кроме как помещением его и назвать нельзя. Полуразрушенное здание середины прошлого века постройки. Но зато практически самый центр – целых 76 квадратных метров на улице Калинина. Есть даже газ. В таких случаях говорят, что дешевле выйдет построить новое жилище, чем восстанавливать такое.

_DSC1894.JPG

Но Ксении выбирать не приходится. Не на улицу же идти. Так хоть от ветра и мороза спастись можно. В настоящее время наша героиня пока живет в Доме на полпути, параллельно занимаясь обустройством своего нового жилища. Ей предстоит еще многое успеть до наступления холодов. Точная дата закрытия приюта пока не объявлена, но уже понятно, что эта история заканчивается, к сожалению. Куда теперь деваться тем, кого встретят и проводят на пограничных постах? Что делать погорельцам, у которых нет родственников? Может, все-таки произойдет чудо, и удастся собрать те пресловутые 140 тысяч рублей на безопасность…

WhatsApp Image 2021-10-22 at 17.02.47.jpeg

Призываем всех добрых и сопереживающих брянцев и просто неравнодушных людей со всей России оказать посильную помощь ближним в непростой ситуации. Каждый из нас может поучаствовать в судьбе этих обездоленных людей.

По всем интересующим вопросам можно обращаться к заместителю общественного движения «Добромир» Ирине Дороховой по телефону 89155358501. Вы можете оказать как финансовую помощь, так и в виде продуктов или других необходимых вещей.

Владимир Горбачев, оригинал материала тут

Фото автора и Ирины Дороховой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , , , ,