Не оказаться на линии

Вокруг нашей деревни, где я это лето бытую, сразу три озера. Я хожу ловить с лодки своих плотичек на два. Третье – какое-то совсем некузявое. Но, если попасть на Чистое, можно за семь минут — надо только с горы сбежать, то до Узвана добираешься минут двадцать, через лес. Лес тут реликтовый, темный, никогда не пиленый — елки и осины огромные, я таких никогда не видел, много поваленных огромных деревьев.

Когда я иду на Узван, то непременно громко пою. Выяснилось, что для пения на ходу только и подходят старые военные песни, вроде «Щорс идет по берегу», «Волочаевские дни», про Сотню юных бойцов из буденновских войск и прочее. А пою я не от полноты чувств, я тутошних медведей революционной песней отпугиваю…

Здесь, в округе гуляет молодая медведица с двумя медвежатами. И эту компанию видели не раз, издалека наблюдали. Летом медведи не голодные, но все же лучше пошуметь и с ними не встречаться. Однажды я шел по проселочной глинистой дороге, полной глубоких луж, и увидел перед собой огромные следы медведицы и маленькие — медвежат.

Забавно, что они обходили лужи то слева, то справа, видно, приглядывались, где ловчее, ну, и я за ними шел следом. Потом они свернули на Узван, а я, подумавши, за ними не пошел, отправился на Чистое, и на душе спокойнее стало.

Старожил Алексеевич, у которого я на Узване беру лодку-плоскодонку, мне рассказывал, что медведь сам человека сильно боится и старается с ним не встречаться. Услышит шум и отойдет, осторожный! Но недавно с ним самим случилась история.

Он сидел на берегу Узвана, разбирал сетку тихонько. Поднял глаза и обалдел: увидел метрах в двадцати медведицу. Вела она себя беспокойно: из-за дерева то выглядывала, то пряталась.

Алексеич, понятно, обмер. Интерес к рыбе у него пропал моментально. А пока лихорадочно размышлял, как утечь подобру-поздорову, еще обнаружил за спиной двух медвежат. Маленьких. Он, получается, оказался, как раз на линии, между матерью и детишками, а хуже такой позиции – нет ничего.

Вот почему мамаша так нервничала!

Алексеич и сам не понял, как смог со страшного своего места сбежать, до своей машины на окраине леска оставленной долететь.

Жив! Жив! Но потом долго на Узван не ходил. Сердце прижимало каждый раз, когда о рыбалке подумывал.

— Но одно хорошее все-таки в той истории было, — задумчиво признался мне Алексеич.

— И что же это?

— Что запасные штаны на рыбалку прихватил. В багажнике лежали. Штаны то срочно поменять пришлось…

Юрий Фаев, специально для «Брянского ворчуна»

Темы: , , , , , ,