Вторая годовщина введения Богомазом на Брянщине из-за коронавируса режима повышенной готовности прошла незамеченной

Читать «Брянский Ворчун» в

Брянцы вместе со всей страной настолько сильно, кажется, свыклись с модной заразой, что постепенно перестали замечать едва ли не все с нею связанное. Хотя всего каких-то два года назад наложенные брянским губернатором Александром Богомазом на повседневную жизнь из-за COVID-19 ограничения вызвали у многих жителей региона некое подобие шока.

Режим повышенной готовности был введен в Брянской области два года назад. Соответствующее постановление регионального правительства №106-п 17 марта 2020-го подписал губернатор Александр Богомаз. Этим документом, в частности, запрещалось проведение спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий, а также временно приостанавливалось проведение досуговых мероприятий с участием граждан, в том числе в сфере культуры, физической культуры и спорта, выставочной, развлекательной и просветительской деятельности с числом участников более 50 человек одновременно.

Но временное ограничение затянулось. Той весной снова стала актуальной мудрая русская пословица, которая гласит: «Нет ничего более постоянного, чем временное».

Кроме отмены и закрытия много чего брянцев и гостей Брянской области обязали незамедлительно сообщать о своих поездках в страны, в которых на тот момент уже бушевал коронавирус, а при появления симптомов респираторных заболеваний — обращаться за медицинской помощью на дому без посещения медицинских организаций. Со временем выяснилось, что вызвать врача на дом — большое везение: многих стали «лечить» по телефону.

Мы, считай, уже забыли, как по улицам городов разъезжали ведомственные машины МЧС и полиции с громкоговорителями, из которых на всю округу разносились требования оставаться дома. Под запретом тогда оказались любые хождения, кроме «походов» в ближайшую аптеку, до первых мусорных баков и выгулов собак. Появился даже отдельный вид «бизнеса» — по сдаче собак в условную аренду: с четвероногими стали гулять очень многие — даже те, кто в принципе не любит животных.

Мы благополучно позабыли, как инспекторы ГИБДД поголовно останавливали машины и не давали выезжать, грубо говоря, за пределы одного района города. Даже для того, чтобы закупиться в одном из гипермаркетов продуктами. Также были введены пропуска, позволявшие передвигаться до работы и обратно, а также по службе. Но не более. Мы позабыли, как на Пасху не пускали на кладбища, перегораживая входы и въезды на них грузовиками и цепочками из полицейских. Как перекрывали из-за тяжелой эпидемиологической обстановки въезды в целые населенные пункты…

В общественном транспорте доступными для сидения была поначалу лишь небольшая часть кресел (остальные обклеивали сигнальными лентами), потом половина. При этом на остановках по-прежнему толпилось множество народа, и ни о каком соблюдении пресловутой социальной дистанции не шло речи. Много месяцев из минувших двух лет ограничений были закрыты кафе и рестораны, значительная их часть в итоге закрылась.

Никогда так часто и много до того мы не мыли руки с мылом, протирали ладони (а некоторые и до локтей) всевозможными спиртосодержащими жидкостями и антисептиками. Это помогло, как-то отметила главный санитарный врач Брянщины Людмила Трапезникова, значительно снизить уровень заболеваемости ротавирусами и инфекциями «грязных рук». Постепенно, впрочем, коронавирус мутировал до того, что стал проявляться в виде расстройств пищеварительной системы…

За два года мы свыклись с масками, прививками и едва не успели привыкнуть к странным QR-кодам. Они быстро превратились в показуху и бессмыслицу. Далеко не все приняли «куарство» и новую любовь к ним ответственных лиц. Общество разделилось вначале по вопросу эффективности масок, затем пользы вакцинации. Многие старые знакомые на этой почве попросту рассорились.

Переболел вместе с тем, есть ощущение, каждый четвертый или, может быть, третий взрослый брянец (хотя официально, на утро 20 марта, заболевших за все время «только» 154 811 человек). Ранее считалось, что дети и подростки переносят заразу относительно легко, а то и бессимптомно. Но со временем выяснилось, что несовершеннолетние могут серьезно переболеть. Вероятно, немало земляков перенесли коронавирус не по разу и не по два. Очень много народа получило серьезные осложнения или обострение хронических заболеваний.

Но всем им, можно сказать, повезло: только по официальным данным, на утро 20 марта в Брянской области скончались 3678 человек. Что тоже очень много, конечно. Ковид не жалел и до сих пор не жалеет никого: ни простых людей, ни господ при деньгах и должностях.

Неплохое свойство человеческого мозга стирать со временем из памяти все нехорошее и вызывающее неприятные воспоминания ученые подметили давно. Вот и мы за два года после введения Александром Богомазом на Брянщине из-за коронавируса режима повышенной готовности совсем забыли «отметить» ее очередную годовщину. Потому, возможно, что коронавирусная история для всех нас пока еще не закончена.

Темы: , , , , , ,