Первое громкое дело для нового председателя Брянского областного суда Александра Курганова — скандальный Рохвадзе, молодые ростовщики и мутная контора в международном аэропорту

Читать «Брянский Ворчун» в

Бывший генеральный директор международного аэропорта «Брянск» Илья (он же Имеда) Гивиевич Рохвадзе, трое брянских предпринимателя-ростовщика, очень «мутная» компания на базе аэропорта. Что их всех может объединять? Довольно нелепое уголовное дело, которое рассматривается в Советском районном суде Брянска. Оно грозит стать первым серьезным публичным испытанием для нового председателя Брянского областного суда Александра Курганова, ведь Фемиде предстоит либо подтвердить те вердикты, которые она уже выносила ранее, или удивить публику.

Газета «Комсомолец Брянска» 22 июня опубликовала подробности этой причудливой истории. В какой-то момент роковой, видимо, случай, свел в Брянске тогдашнего генерального директора международного аэропорта Имеди Рохвадзе и троих мужчина: Александра Голикова, Павла Мишкина и Дмитрия Илюшкина. О них стоит рассказать подробнее.

Поначалу в 2010 году на одной из молодёжных тусовок познакомились Голиков и Мишкин. У обоих родители занимались бизнесом. Думали, как реализоваться в нём и эти двое парней. Стали вместе торговать вошедшими тогда в моду сотовыми телефонами. Вскоре к ним примкнул приятель Мишкина Илюшкин. Появились первые крупные деньги, а с ними и планы вложить их во что-то более доходное. С родительской помощью выкупили несколько участков на улице Речной и открыли там ломбардный офис с небольшой стоянкой для сдаваемых в залог автомобилей.

На фото Александр Голиков и Павел Мишкин

«Комсомолец» пишет, что одним из их клиентов оказался тогдашний генеральный директор международного аэропорта «Брянск» Имеда Гивиевич Рохвадзе. Именно он угодил в колонию за то, что заключал фиктивные трудовые договоры, подписывал липовые акты и нагрел бюджет на полтора миллиона рублей. Но отсидел Рохвадзе тогда совсем чуть-чуть — несколько месяцев. В Брянске еще долго рассказывали о том, какую пирушку в одном из пафосных ресторанов закатил директор аэропорта, когда вышел на свободу. Так, вот, одно время Рохвадзе пользовалсяя услугами ростовщиков — пригонял им на Речную в ломбард свой «Мерседес» и получал деньги под небольшие проценты, потом расплачивался.Но то, что произошло после 2014 года, напрочь перечеркнуло сию «идиллию». Именно в том году под аэропортовской крышей свила гнездо турфирма «Милана Тур», которую возглавил заместитель Рохвадзе Заикин. Сейчас Имеда Гивиевич всячески дистанцируется от того, что проворачивал его зам. Даже осуждает, к примеру, за то, что тот накупил дорогущей офисной мебели и оргтехники, которую впоследствии якобы вывез на свою дачу, не пожелав продать это добро, чтобы (об этом речь — ниже) рассчитаться за долг по заложенной квартире. Однако как бы заочно с ним спорит замдиректора фирмы «Милана Тур» Тришина. Она утверждает, что деятельностью «Миланы» неформально руководил как раз Рохвадзе, он же контролировал и её финансовые операции, забирая все деньги и распоряжаясь ими. А Заикин ему полностью подчинялся.

На фото Илья Рохвадзе

Фирма, построив свою работу по принципу финансовой пирамиды, вскоре угодила в громкий скандал с неоплатой возвращения из Турции отдыхающих. Для этого требовалось несколько миллионов рублей. И вот тогда Рохвадзе свёл Заикина с Мишкиным и Голиковым. Под залог полученных от Мишкина трёх миллионов пошла заикинская четырёхкомнатная квартира. Между Мишкиным и Заикиным был заключён договор купли-продажи. Мишкин одновременно написал расписку о том, что в течение двух месяцев никаких юридических действий с купленной квартирой предпринимать не будет, и после возвращения суммы долга и процентов переоформит её обратно Заикину. Но, ни через два месяца, ни позже расчёта не последовало. А последовало от Заикина заявление в суд, в котором он просил признать куплю-продажу квартиры недействительной, так как сделка была притворной, а значит, ничтожной. И судья Советского райсуда Ильюхина удовлетворило это его заявление, признаёт сделку купли-продажи ничтожной. Посчитав, что у продавца и покупателя «отсутствовали намерения создать соответствующие правовые последствия заключённого между ними договора». Это был первый раз, когда в дело вмешалась Фемида.

На фото Павел Мишкин

Но Мишкин с Голиковым уступать не собирались. Они обратились с апелляционной жалобой в облсуд, и его коллегия не только отменила ильюхинское решение, но и приняла новое — отказала Заикину и признала сделку действительной. Областные судьи установили, что сделка совершена «с соблюдением установленных законом требований и содержит весь объём соглашений между сторонами», Заикин «не оспаривал тот факт, что собственноручно подписал договор купли-продажи, был ознакомлен с его содержанием, понимал, какие последствия он влечёт». Вскоре Заикин скончался, и обжаловать судебный вердикт стала его вдова А. Ромашина (фамилия от первого брака). Дошла до Верховного суда России. Но в высшей судебной инстанции страны даже не усмотрели оснований для передачи её жалобы на рассмотрение в судебном заседании…

Но тут в дело вмешалась полиция.

Как оказалось, почти параллельно с хлопотами судебными Заикин устроил и полицейские. Он обратился в УВД и попросил дать правовую оценку мошенническим действиям Мишкина. Несколько раз полициейские отказывали в возбуждении дела. Но вдруг за расследование взялся подполковник, начальник отдела следственной части следственного управления УМВД А. Гусейнов. Именно он предъявил обвинение Голикову, Мишкину и Илюшкину, а затем составил обвинительное заключение, которое будет утверждено заместителем прокурора области Романом Коберником. Кроме эпизодов с заикинской квартирой и иномарками г-на Рохвадзе в него включен ещё один — с якобы мошенническим завладением Голиковым квартирой в Володарском районе Брянска, принадлежащей отцу и сыну Левичевым. Это типичный случай — один мужчина одолжил на месяц под залог своего подержанного авто 100 тысяч рублей. Вместо возврата денег попросил ещё 700 тысяч за убитую 48-метровую трёшку в хрущёвке. В результате расплатиться не сумел и квартиру потерял. Был суд, но опять Мишкин, Голиков и Илюшкин были оправданы.

Однако, подполковника Гусейнова и его коллег нисколько не смутили ни решение судей Советского и Володарского судов, ни определения областного и Верховного судов, которые почему-то, словно сговорившись, просмотрели преступный характер в действиях Голикова и Мишкина. Как это объяснить? Да легко, полагает следователь Гусейнов. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Голикова, а затем и в обвинительном заключении он написал, что Голиков и Мишкин добивались нужных им результатов, «используя судебные органы Брянской области как инструмент для достижения своей преступной цели, вводя в заблуждение о роде своей деятельности».

Вот тут кроется огромный вызов новому начальнику Брянского областного суда. Кем угодно можно считать служителей Фемиды, но в последнюю очередь — простачками. И вот теперь интересно, насколько они окажутся профессионалами в разгребании того, что наворотил подполковник. Вынесение решения ожидается через две недели.

PS «Брянский ворчун» уточняет, что мы ни в коем случае не рассыпаемся в симпатиях к ростовщикам. Но ведь живём в узаконенной рыночной среде, которую определяет баланс спроса и предложения. Есть спрос на крупные и быстрые займы, вот и предложение — ломбард, просто физические лица, которым не возбраняется и ближним помогать, и самим на этом зарабатывать.
Родные и близкие Мишкина, Голикова и Илюшкина уверены, что судьи разберутся в их деле и примут адекватное решение.

Темы: , , , , ,