Самодуры из авиакомпании «Азимут», или как придраться к дырке

Как испортить имидж межрегиональной авиакомпании в глазах одного пассажира, не прикладывая к этому особых усилий. Личный опыт главреда «Брянского Ворчуна» Александра Чернова

Сегодня я первый раз воспользовался услугами межрегиональной авиакомпанией «Азимут», гордо называющей себя «авиаперевозчиком Юга России» (из-за базирования в новом ростовском аэропорту «Платов»). Летел дневным воскресным рейсом 644, Санкт-Петербург — Брянск.

Смутные сомнения, что неправильно выбрал авиакомпанию, терзали ещё на этапе онлайн-покупки билета (сделать это получилось, кстати, лишь через сторонние сервисы, т. е. с наценкой в 10 %). На этом основании «Азимут» летает на российских SSJ100 «Сухой СуперДжет Сто», а у него слава, сами знаете, какая…

Сомнения были вызваны многочисленными нареканиями других пассажиров во время перевозок в сезон отпусков. Но других прямых рейсов до Брянска из Питера нет. Видимо, этим обстоятельством не самые лучшие сотрудники «Азимута» и пользуются на полную катушку. Нехорошее предчувствие усилилось до безобразия при подъезде к питерскому аэропорту «Пулково». И оно не обмануло…

К стойке регистрации N 306 «Азимут» я подошёл уже в расстроенных чувствах: при первом досмотре багажа сотрудники авиабезопасности воздушной гавани не слабо приложили о пол ноутбук. Он выжил, к счастью.

На стойке регистрации новая «радость». Сотрудница «Азимута» по имени Viktoria (так на ее бейдже написано было) заявила, что не возьмёт мой саквояж в багаж. По причине небольшой дырки в районе молнии — она образовалась уже по дороге из гостиницы в аэропорт. Мол, это противоречит правилам перевозки багажа.

А чтобы и вовсе у меня не возникло сомнений в правильности ее слов, она разглядела пару «отверстий» под молнией — тех, которые предусмотрены… моделью сумки. Они тоже не устроили ростовчанку Viktoriyu. Но выход наметился быстро — видимо, из заготовленного.

— Что же мне делать прикажете? — спрашиваю, понимая всю ущербность и незащищенность своего положения.

— Подойтите вот к тому молодому человеку, — показывает милой ручкой на пункт упаковки багажа позади меня Viktoria.  — И запакуйте у него сумку в целлофан. За 700 рублей.

Объясняю, что я в курсе слегка порванной сумки, но выпасть через образовавшуюся дырку с полтора спичечных коробка ничего не может. Неприятность непредвиденная, с каждым может произойти, а 700 рублей у меня банально нет, тем более на упаковочный целлофан.

Viktoria видит, что нищеброд перед ней и предлагает другой, альтернативный вариант: можно дойти киоска с прессой и там «попробовать купить большой пакет для сумки». В нем, мол, и сдать сумку в багаж. Но это если пакеты в киоске такие есть.

Понимая,что начинается самодурство, с которым мне не справится, я решаюсь дойти до киоска. Но подходит другая сотрудница «Азимут» — с беджиком «Kristina», позже назвавшая ещё и свою фамилию (кажется, Иванюк). Она, назвав себя «старшей», услышала наш разговор и воспротивилась пакету из киоска печати: «Безопасники внизу не примут», — авторитетно заявила Kristina  и поддержала первый вариант с упаковкой за 700 рублей.

— Напишите мне тогда письменный отказ, что вы не принимаете мой багаж по такой-то причине! — говорю я. — И покажите документ, который не позволяет вам принять у меня в багаж слегка надорванную сверху сумку. На основании чего вы вообще это самоуправство разводите и нервы мне трепите?..

На основании чего, ни Viktoria ни Kristina объяснить не смогли. Как и назвать, собственно, регламентирующие документы, на которые они как бы ссылаются:

— Знаете, вообще, сколько документов регламентируют полетную деятельность???!! В-о-о-о-т-т такая пачка, такенной высоты! Мы что должны ее с собой таскать?!…

Не должны, девочки: хотя бы потому, что вы хрупкие и слабые. Но если устраиваете такие сеансы самодурства, то должны хотя бы скачать на смартфон более-менее подтверждающие вашу позицию документы. Впрочем, вряд ли такие есть в природе (внутренние инструкции не в счёт).

Эта сотрудница «Азимута» как раз заслуживает только похвал: о пассажирах она заботилась, как о детях

Знаете, на чем мы в итоге сошлись? На совершенно неожиданном варианте.

— Хорошо, что мне делать? — спрашиваю без особой надежды.

— Оставляйте сумку здесь, звоните кому-то, кто сможет её забрать.

— В чужом городе? Как вы себе это представляете???

— Тогда сдавайте билет.

— Он же невозвратный! — Viktoria лишь пожимает плечами, а иезуитская насмешка маленькой  Kristin’ы видна даже за маской. И тут мне приходит простая и гениальная, простите за скромность, мысль. — А в ручную кладь я могу взять эту сумку? У меня там все равно нет ни жидкостей, ни колюще-режущих предметов.

— Ну… — вслух раздумывают девушки пару мучительных для меня секунд, — в принципе да.

….! Сразу нельзя было сказать?! — интересуюсь даже не ради ответа, а так. Беру сумку и ухожу на основной досмотр.

Вот из-за такого самодурства и портится имидж авиакомпаний на пустом месте. Потом они его за бешеные рекламные деньги восстанавливают. Я предупредил девушек, что предам огласке этот случай.

— Да ради бога! — смело заявили они.

Интересно, руководству «Азимута» тоже все равно?..

Темы: , , , , ,