Брянские медики восстали против властей: не хотят бомжевать на пенсии

Читать «Брянский Ворчун» в

«Это грандиозный обман и наплевательское отношение ко всем медикам, которые попались на обещания чиновников в квартирном вопросе!», — заявляют врачи Почепской центральной районной больницы Брянской области, оставшиеся у разбитого корыта после полутора десятков лет работы «по призыву».

В суд 20-тысячного города Почеп Брянской области одномоментно прилетело более двух десятков гражданских исков. Их подали разом местные врачи и медсестры. За себя и в интересах своих детей. Медиков Почепской центральной районной больницы (ЦРБ) и расположенного на ее территории Диагностического центра объединила общая невзгода.

Новый старый глава Почепской районной администрации Андрей Москвичев обязал медиков в трехдневный срок освободить занимаемые ими квартиры. Ранее их врачам и медсестрам выдали по договорам социального найма, а потом тихой сапой признали «служебным муниципальным жильем». Почти все восставшие медики приехали на работу в Почеп из соседних районов Брянщины, других регионов страны, например, из Дагестана и даже из других стран – Казахстана и Азербайджана. Местных врачей для начавшегося мониторинга здоровья людей не хватало.

В Почеп медиков активно зазывали по федеральной программе химического разоружения. Недалеко от города находился один из немногих в стране склад боеприпасов с отравляющими веществами массового поражения. У него было нейтральное весьма название «Долина». Считалось, что этот арсенал – самый большой в Старом Свете. Рядом построили известный завод по уничтожению химического оружия, а в самом Почепе — большой Диагностический центр. В 2008 году в километре от ЦРБ, на Юбилейной улице, возвели пятиэтажный жилой дом. Там врачам и медсестрам, начавшим уже сейчас судиться с администрацией Почепского района, и выдали тогда квартиры.

— Я приехал в Диагностический центр по объявлению о трудоустройстве. Меня заинтересовало наличие жилья, — рассказал репортеру Эльчин Алиев, врач УЗИ Почепской ЦРБ, приехавший работать из Азербайджана 13 лет назад. Девять из них он отработал в Диагностическом центре.Оба главных врача — больницы и Диагностического центра пообещали мне квартиру. Я объяснил, что у меня есть жилье, и если его потеряю, а в Почепе ничего не получу, то останусь на улице. Меня уверили, что все будет без обмана. И что помещение должно находиться в моем пользовании 10 лет, после чего смогу его приватизировать. С этого момента я и другие коллеги, каждый за свое жилье, оплачивали коммунальные и прочие услуги. Но…

Эльчин Алиев из Азербайджана

В первую очередь«письма счастья» прилетели врачам, которые по состоянию своего уже здоровья решили уйти на пенсию. Но экстренное выселение ждет так же их коллег, которые только подумывали уволиться. В скором времени или, скажем, через год-два. Вдруг выяснилось, что все они не имеют право оформить в собственность полученное социальное жилье.

— Мы с мужем прочитали в «Российской медицинской газете» объявление о наборе врачей в Диагностический центр в Почепе. И решили переехать из Казахстана, — рассказывает Татьяна Шишкова, врач-эндокринолог Почепской ЦРБ. — У меня нет другого жилья, кроме этого, которое могут теперь в любой момент отнять. Не то, что в Брянской области, вообще в России нет другого жилья. Ну, обидно же…

Врач-УЗИст Эльчин Алиев, больше других, кажется, разобравшийся в ситуации, справедливо горячится – понимает, что ничего хорошего его с коллегами не ждет:

— Зарплата здесь меня не устраивает. Я ни на секунду не остался бы здесь работать. У меня украденная жизнь — 13 лет, судьба, мои планы. Я бы прекрасно трудоустроился в других больницах. Что и делал во время отпусков. Получается, что меня обманули! И я не один такой.

Первый из восставших медиков Владимир Рахубин

Первым, кто подал голос против властей, стал едва вышедший на пенсию врач-терапевт, профпатолог Почепской ЦРБ Владимир Рахубин. Он, собственно, и первым получил от главы районной администрации безапелляционное уведомление освободить за 3 дня занимаемую им и супругой 13 лет квартиру:

— Шок, меня растоптали… Прожив 13 лет здесь, я должен выписаться без предоставления мне другого жилья.

Квартиру на 2-м этаже «дома медиков» Владимир Владимирович получил, как и многие коллеги, в 2008 году. Ключи ему вручал тогдашний и, так уж получилось, нынешний главврач больницы Белоножко. Без особых торжеств, но в его кабинете. В среде докторов это что-то да значит. Жена Рахубина тоже в недавнем прошлом медик. Супруги дважды сделали в квартире, ставшей родной, косметический ремонт. Каждый раз это стоило денег.

— Надо было написать, что это общежитие медицинских работников. Не стали бы в таком случае приезжать медики сюда с разных концов России, — считает Владимир Владимирович.

В Почеп доктор Рахубин прибыл из ближайшего к Брянску пригорода — Брянского района. В почепском селе Доманичи его родовые корни, до недавних пор там проживала мама. Когда бросили клич медикам, Владимир Викторович не скрывает, что был очень рад вернуться «домой». Но в итоге жизнь повернулась к нему совсем не тем местом:

— Полное безразличие к нашей ситуации со стороны местных властей, профильного департамента здравоохранения Брянской области, правительства региона и прокуратуры Брянщины! Никто разбираться не хочет – все отправляют в суд. После сорока лет работы я, словно выброшен на помойку, никому не нужный, как выжатый лимон.

Владимир Рахубин полагал, что приватизация жилого помещения произойдет автоматически. Едва он обратится в районную администрацию. Но приватизацию не разрешили.

— Это некрасиво по отношению к людям. Так нельзя, — уверен коллега Рахубина Эльчин Алиев. — Я перенес на рабочем месте инфаркт, у меня было два инсульта. Я инвалид, еле хожу на работу… Но я не могу уволиться, потому что меня ждет судьба Рахубина. Куда мне деваться? Это грандиозный обман! Это наплевательское отношение ко всем медикам, которые попались на обещания чиновников.

Врачу-терапевту Юлии Вздыханько на пенсию еще рано. Она одна из молодых бунтарей-медиков. Но в такой же ситуации, как и возрастные коллеги. Пожелай она завтра уволиться, перевестись в другое лечебное учреждение, и квартиру в «доме медиков» в Почепе она то же потеряет. Жить ей, впрочем, будет где – она местная. Но это ничего значит: Юлия училась в Смоленском медицинском институте и могла остаться в соседней области. Но решила, говорит, раз все так складывалось удачно с квартирным вопросом, будет приносить общественную пользу в родных пенатах

Юлия Вздыханько (крайняя слева) и ее коллеги — вне зависимости от возраста и опыта они все в одинаковом сейчас положении, что касается квартирного вопроса

— Лично мне глава Москвичев сказал, чем вы думали 10 лет назад, когда пописывали этот договор. Как будто мы подозревали какой-то подвох.

Молодому врачу-терапевту вторит более опытная коллега. Заслуженный врач России Любовь Пыталева тоже терапевт. Недавно она переболела, наблюдая в стационаре за больными, ковидом. Свалилась сама. Еле выжила. Но теперь снова вынуждена бороться:

— Я вот сейчас выхожу на пенсию: не могу же вечно работать. И что мне, под зад коленкой?..

Победившая ковид и снова вынужденная бороться Заслуженный врач России терапевт Почепской ЦРБ Любовь Пыталева

Власти убеждают медиков, что они живут в «служебном муниципальном жилье». Таковым оно стало, оказывается после того, как была свернута программа химического разоружения. Вот только медиков об этом забыли предупредить. Все эти годы они исправно оплачивали коммуналку – в случае со служебным жильем подобное не предусмотрено, за все платит работодатель.

А еще власти подстраховались – не мытьем так катаньем вынудили врачей сдать первоначальные договоры о социальном найме жилья и подписать новые. В них-то и говорится, что право врачей на квартиры заканчивается с окончанием трудовых отношений. Но на это никто не обратил внимание. По простой причине.

Наталья Черкасова (справа) понимает, что ее детей выкинут из «служебной» квартиры сразу, если вдруг с ней что-то случится

— Мы врачи и не юристы. У нас нет грамотных адвокатов,замечает Наталья Черкасова, врач-фтизиатр и физиотерапевт. — На словах одно, а получается другое. И как-то мы обрадовались, что раз нас, наконец-то, прописывают, то это хорошо, без обмана. Правда, прописки мы ждали два с половиной года…

Наталья Леонидовна приехала в Почеп из второго города Брянской области, 80-тысячных Клинцов. Там все по-другому, говорит. Потому долго не могла она привыкнуть «к здешней не обустроенности и разрухе: плохим дорогам, отсутствующим тротуарам, общей серости и не улыбчивости людей».

Черкасова очень жалеет, что позарилась на квартиру в Почепе. Уверена, что в Клинцах давно бы сделала карьеру и купила собственное жилье. Пусть в ипотеку, но свое.

— А сейчас так: умираю я, погибаю в аварии — выселяют немедленно всю мою семью. Дайте людям ордера, а с ними и уверенность в завтрашнем дне, — говорит Черкасова, и с ней трудно не согласиться.

Врач Наталья Черкасова вспоминает слова чиновников и местных депутатов, которые она слышала в неофициальных беседах. Якобы в отношении именно их «дома медиков» до сих пор не разработан некий механизм приватизации квартир. Так как изначально он был построен не по областной программе привлечения в регионе врачей. Хотя, мол, брянский губернатор Александр Богомаз поручал утрясти все спорные моменты еще в 2016 году. Но руки до этого с тех пор ни у кого почему-то не дошли.

Добиться что-то у главы Почепской районной администрации Андрея Москвичева вообще сложно. Его мы пытались расспросить ввиду нахождения на больничном по телефону.

— Так вы прочтите это уведомление! Хотя бы прочтите его, там написано все! – с первой секунды фонтан эмоций чиновник Москвичев. — Вы определитесь для себя, прочтите вначале. Вникните в матчасть. Я же не буду заниматься ликбезом! Я заниматься этим не хочу.

— А как же преемственность власти? Или каждый новый глава районной администрации будет мести по-новому? – поинтересовался журналист.

— Есть преемственность не власти, а закона, действующего на сегодняшний день, — что-то умное, кажется, попытался вставить Москвичев, сам себя заводя на ровном месте.

— Чем вы руководствовались, когда писали это уведомление? – не отставал журналист.

— Статьями! Чем я еще могу руководствоваться! Я не должен был присылать им это уведомление?! Спросите у прокуратуры! Сделайте запрос.

— На суд вы будете ходить?

— Для этого юрист в администрации есть. Он больше понимает.

С первым чиновником Почепского района журналист проговорил более 15 минут. Андрея Москвичева, весьма нестабильного в эмоциональном плане, бросало из стороны в сторону. В частности, он применял в беседе излюбленный прием слабых оппонентов: лучшая защита – нападение:

— А вы знаете, где живет Рахубин? Он всю жизнь в Доманичах прожил. Спросите, как у него появился этот дом. Купил его матери, она умерла, и он снова к нему перешел. Все дела по приватизации служебных наемных помещений находятся в суде… Какие могут быть комментарии?..

15 февраля почепские медики подали разрозненные гражданские иски. К началу марта их объединили в одно дело, которое сейчас и рассматривается

На всякий случай журналисты решили заглянуть в саму администрацию Почепского района. Вдруг там кто-то, кроме болеющего Москвичева, смог бы разъяснить подробнее позорный казус с медиками. Однако на входе, сразу за уличными дверями ждал сюрприз – вторые, наглухо закрытые пластиковые двери. Журналиста предупреждали местные, но он не поверил, что такое может быть. Теперь знает: Почепская районная администрация – едва ли ни единственный муниципальный исполнительный орган в Брянской области, где так вот, показательно «рады» любым сторонним визитерам и просителям.

Справа от преграждающих проход в холл администрации дверей установлена пластиковая будка «Службы 112». С женщиной-привратником в окошке, за спиной которой красуется портрет Путина. На стекле будки большое объявление: «Служба 112 двери не открывает». Смотришь на надпись, и такое ощущение от проекции создается, будто сам Путин тебе с портрета об этом говорит.

После некоторого топтания на входе под видеокамерами к журналисту соблаговолила выйти откуда-то из глубин присутственного учреждения «руководитель службы 112» – так эта дама в белой шали на плечах представилась. Незнакомка поинтересовалась целью визита и удалилась со словами, что сейчас позовет главу района Москвичева или кого-то из его замов. Не случилось.

— Никого нет, глава болеет. Но вы можете записаться на прием — вашу заявку рассмотрят и сообщат, примут вас или нет, — с вполне ожидавшими словами вернулась дама обратно минут через десять

Подав разрозненные иски в суд, почепские врачи добились их объединения в одно гражданское дело. Его уже начали рассматривать. Следующее заседание 18 марта, говорится в карточке суда Почепского района.

Тем временем органы прокуратуры Брянской области, отмахнувшиеся было поначалу от медиков, теперь вроде как сменили безразличность на милость. По крайней мере, на большой пресс-конференции прокурор Брянщины Александр Войтович, отвечая на вопрос главного редактора «Брянского ворчуна» Александра Чернова, признался, что недооценил возникшую ситуацию. И пообещал внимательно изучить вопрос.

Очередного неприятного для Брянской области всероссийского скандала, а таковых было немало за последние годы, никому не надо. Но пока это все слова, конечно. Пусть и областного прокурора. У него много других забот: квартиры сиротам, строительство очистных сооружений в Стародубе, появление которых позволит губернатору Богомазу испить уже 1 апреля водицы из речки, в которой он по детству купался.

— Свои шансы на победу в суде оцениваю 50 на 50, — говорит Владимир Рахубин, ставший для почепских медиков коллективным голосом разума.Я хочу, чтобы справедливость восторжествовала. Добиться справедливости и справедливого решения моего вопроса. Буду обращаться в случае неудачи дальше, до Верховного суда дойду.

Фото и видео: «Брянский ворчун», YouTube-канал «НАША РОДИНА», администрация Почепского района

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,