Прапорщик милиции в отставке Виктор Амелин из брянского поселка Локоть: «Чем больше я рисую, тем больше понимаю, что ничего не умею»

Читать «Брянский Ворчун» в

Накануне не стало одаренного и приятного человека – художника и фотографа из брянского поселка Локоть Виктора Николаевича Амелина. Скромный и неразговорчивый – он не любил о себе распространяться. Но когда речь заходила о его творчестве, то глаза Амелина сразу загорались особенным внутренним светом. При одном только взгляде на работы Амелина, понимаешь, что сразу в них погружаешься…

В память о Викторе Николаевиче РИА «Стрела» опубликовала очерк о нем, еще 2014-го года, который местный журналист Владимир Горбачев опубликовал в ведомственной газете УМВД России по Брянской области «По горячим следам». Раньше Амелин служил в милиции. А потом не то чтобы кардинально поменял образ жизни и сферу деятельности, но стал заниматься только тем, что ему было действительно близко.

Малой родины на карте нет

Во все времена в рабочих коллективах ценились талантливые сотрудники. И милицейско-полицейские не исключение. МВД России поддерживает и поощряет творческое начало стражей порядка. Ведь среди напряженных будней нужно находить какую-то отдушину. А для большего стимулирования существуют творческие конкурсы МВД: журналистский «Щит и перо», литературный «Доброе слово», фотоконкурс «Открытый взгляд», артистический «Щит и лира» и другие. Кроме этого – и Студия писателей МВД России, и Студия художников МВД имени Верещагина, основу которых составляют ветераны органов внутренних дел.

Прапорщик милиции в отставке Виктор Николаевич Амелин из поселка Локоть Брасовского района не являлся членом творческих объединений. Но практически всю жизнь занимался изобразительным искусством. О своем творчестве он отзывался иронично, по-сократовски:

«Чем больше я рисую, тем больше понимаю, что ничего не умею». Крестьянская скромность, немногословность достались нашему герою от отца Николая Николаевича Амелина. Простой русский мужик всю жизнь трудился на земле и приучал к этому своих сыновей Виктора и младшего Владимира с самого детства.

Ровесников в поселке Майский жук Брасовского района было немного, поэтому маленький Витя искал себе занятие. И нашел. Он стал рисовать. Несмелые наброски сельских пейзажей, зарисовки местных жителей постепенно стали приобретать четкие очертания. Первой серьезной работой семиклассника Вити Амелина стал портрет брата. Отец, вернувшись с работы поздно вечером, когда дети уже спали, увидел на столе рисунок сына. А утром отнес этот листок показать своим товарищам и получил положительные отзывы. После тяжелого трудового дня отец вернулся в хорошем настроении и с гордостью за сына.

– Молчаливое одобрение отца стало определяющим, – вспоминал Виктор Николаевич. – Тогда я поверил в себя и продолжил рисовать.

Технике рисования Амелин нигде не учился. По книжкам, журналам, случайно увиденным тематическим передачам по телевизору и проходило его самообразование. Хотя в конце 80-х он сумел поступить в заочную художественную академию в Москве. Но с распадом Советского Союза это учебное заведение закрылось.

Разнообразия природных красот Виктор Амелин набирался не только в родном Майском жуке. Еще ближе для него село Медвежье, где он родился 24 мая 1960 года. Затем были несколько лет жизни в крымском Зуе и возвращение на родину.

– К сожалению, на карте уже нет этих сел, – с грустью говорил он. – Из деревень все перебираются в райцентры и города. Сейчас я увлекся объемным рисунком. И в будущем нарисую Майский жук и Медвежье, выражаясь современным языком, в формате 3D, чтобы они остались в истории хотя бы на бумаге.

Из ВДВ в ОВД

Высокого, спортивного телосложения парня призвали в армию в 1978 году. Желание служить в воздушно-десантных войсках осуществилось – два года в Псковской дивизии ВДВ. Кадры с такой специальной и физической подготовкой всегда ценились в органах внутренних дел, куда и пригласили на службу Амелина после демобилизации.

Правда, Виктор мог пойти и на местный станковый завод – перед армией он окончил техникум по специальности сборщика полупроводниковых приборов. Но в конечном итоге выбор был сделан – рядовой ВДВ поступил на службу в Брасовский отдел милиции.

Начинал Виктор Амелин в специальном межрайонном приемнике, который позже будет переименован в изолятор временного содержания. И практически всю свою двадцатилетнюю службу общался со спецконтингентом. Милиционер изучил значение татуировок, по речи мог определить, кто перед ним из криминальной иерархии. Среди его «подопечных» были и рецидивисты, и мелкие жулики, и простые пьяницы. Однажды даже местный «авторитет» временно изолировался в ИВС, где служил Амелин.

– Чтобы профессионально не «деформироваться», не растерять себя, нужно уметь отвлекаться, переключаться от работы на что-то другое, – говорил Амелин. – У меня это получалось…

Во время ночных дежурств, когда «подопечные» спали, он продолжал совершенствовать рисунок. Так, в галерее Виктора Николаевича стали появляться портреты коллег, «милицейские натюрморты» и автопортреты. В те дни Амелин пробует освоить и рисование красками. Но простой карандаш и черная шариковая ручка для художника все-таки оказались ближе. И больше он никогда не пользовался цветом – только графика.

Служили три товарища

В один день с Виктором Амелиным в Брасовский РОВД устроился и Иван Самохов. Чуть позже пришел Вадим Венецкий. И с тех пор три друга шли по жизни вместе, помогая как в службе, так и в быту. Приходили на помощь друг другу и своим коллегам в любых ситуациях. У двоих даже закрепились характеризующие их прозвища – Иван-надежа и Виктор-опора.

Помимо основных должностных обязанностей друзья исполняли роль летописцев райотдела. Они фотографировали все мероприятия, готовили праздничные стенгазеты, одним словом, запечатлевали историю брасовской милиции. И даже находясь на заслуженном отдыхе они продолжили начатое. А вместе с этим занимались краеведением, помогая в поисках экспонатов для районного историко-краеведческого музея.

Фотографировать Виктор начал практически с первых дней службы в РОВД. Увлек его Иван Самохов, который на тот момент уже освоил азы фототехники. Со штатной «Сменой» выезжал на места происшествия и эксперт-криминалист Вадим Венецкий. Кстати сказать, Амелин и сам неоднократно проводил фотофиксацию последствий квартирных краж или убийств. Это случалось, когда в районе совершалось сразу несколько правонарушений, а специалистов не хватало. Вот и использовали умения Виктора Николаевича для фотографирования обстановки мест событий, чтобы впоследствии было проще раскрыть преступление.

– Амелин помогал криминалистам не только с фото, – вспоминал Вадим Венецкий. – Он детально прорисовывал портреты подозреваемых со слов потерпевших. Благодаря его таланту удалось установить и задержать нескольких злоумышленников.

– Виктор и мне не раз помогал вязать жуликов, – подхватывал разговор Иван Самохов. – Помню, как он со второго этажа за рецидивистом сиганул. Сразу видно – десантура!

Было это в конце 80-х. Из-за постоянной нехватки специалистов к исполнению отдельных обязанностей привлекали сотрудников из других подразделений. Дежурный ИВС Амелин за двадцатилетнюю службу побывал и опером, и экспертом-криминалистом, и кинологом… Вот и в тот день его направили вместе с Самоховым на адрес, где, по оперативным данным, должен был находиться подозреваемый – вор-рецидивист. Милиционеры вошли в квартиру. В углу, в куче тряпья, Виктор Николаевич заметил неясный силуэт. Подошел. До этого скрывавшийся человек вскочил и бросился бежать… через окно. Этаж второй. Пригодилась армейская спецподготовка – Виктор прыгнул вслед за убегавшим.

– Мне показалось, что Витя на землю приземлился даже раньше, чем жулик, – с улыбкой продолжал Самохов. – Тот от неожиданности стал как вкопанный. А когда пришел в себя, уже был в наручниках. Еще пребывая в шоковом состоянии, пробурчал: «Ну и милиция, никуда не скроешься, не сбежишь».

Даже на пенсии ветераны органов внутренних дел Амелин, Самохов и Венецкий, придерживаясь старого правила, что бывших милиционеров не бывает, были готовы пресечь любое правонарушение. Как это случилось однажды на школьном выпускном. Сыновья Виктора Николаевича и Ивана Петровича окончили школу в один год. И вот в разгар празднества завязалась потасовка среди отдыхающих. Один из гостей схватил разбитую бутылку за горлышко и стал размахивать ею. Амелин и Самохов предприняли попытку успокоить дебошира. Пока второй отвлекал неадекватного парня, первый незаметно подкрался к нему сзади и скрутил разбушевавшегося молодчика.

Во сне увидел себя… в будущем

Кроме того, что Виктор Николаевич планировал в рисунках воссоздать свои родные села Майский жук и Медвежье, в его планах было нарисовать имение князя Михаила Романова, которое когда-то находилось в поселке Локоть. По сохранившимся редким фотографиям, рисункам, репродукциям Амелин хотел изобразить поместье царской семьи.

Еще Виктор Николаевич занимался архитектурой. Только свои здания он оставлял лишь на бумаге. Сам художник в шутку признавался:

– Чтобы претворить в жизнь мои проекты, нужны специальные знания. А так как я самоучка, то рисковать здоровьем людей не хочется. Вдруг мои постройки развалятся? Поэтому мои идеи материализуются лишь на терпеливом материале.

Самоиронии нашему герою не занимать. Один из его проектов все-таки был реализован. В тот год (2014) он закончил строить (сам!) двухэтажное здание – летнюю кухню на первом этаже и художественную студию на втором. Кстати, в свое время на этом месте располагалась летняя кухня, построенная родителями Виктора – Николаем Николаевичем и Анной Никитичной Амелиными.

Глядя на Виктора Амелина, не сразу можно было поверить, что перед тобой – ветеран органов внутренних дел. Больше он напоминал священнослужителя. Видимо, творческая натура всегда ищет самовыражения. И не только на бумаге, но и в образе самого художника. Его друзья и знакомые давно привыкли к такому образу Виктора и в шутку говорили, что для полноты картины только бархатной беретки не хватает. Но у него есть берет – голубой берет, который ежегодно с гордостью надевал 2 августа.

Свою внешность Виктор Николаевич и сам понять и объяснить не мог. Еще в армии коротко стриженному солдату приснился сон: он увидел себя через два десятка лет с бородой и длинными волосами. Может, поэтому даже во время службы в милиции в отпуске Амелин не брился и не стригся. А вскоре изобразил очередной автопортрет с таким непонятным для себя образом…

Выражаю искренние соболезнования родным и близким Виктора Николаевича Амелина…

Владимир ГОРБАЧЕВ
Фото автора и работы Виктора Амелина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , ,