Как я наблюдала за выборами брянского губернатора

Постоянная читательница «Брянского ворчуна» из Жуковского района Брянского области и просто, как принято говорить, «человек с активной жизненной позицией» Александра Иршинская рассказала редакции о личном опыте участия в прошедших выборах губернатора Богомаза. С «той стороны баррикад».

Александра Иршинская — прямолинейная и совестливая

Членом избиркома с правом совещательного голоса Александра Иршинская была в крупном селе Речица Жуковского района. Вот ее рассказ от первого лица – с нашей читательницей можно соглашаться или нет, но женщина она прямолинейная, и врать ей вроде как ни к чему:

— Первый день прошел как бы гладко. Вижу, обманывают с голосами на выездах. Но так как я одна была на участке – не разорвешься. Думаю, если пойду на выезд, то здесь устроят «карусель». Остаюсь на участке и окончательно понимаю: там все же воруют голоса.

На второй день снова пришел на участок человек, проголосовавший в первый день первым с номером паспорта, написанным на бумажке. Я не позволила дать ему проголосовать и указала на уголовную ответственность, наступающую в этой связи для членов избирательного участка. Я первый раз была наблюдателем и не знала, что это и есть «КАРУСЕЛЬ».

И, да, сколько бюллетеней ни возьмут на выезд, привозят все «отголосовавшими». На третий день дали молодого человека. Так сказать, не бойца. На первый выезд он не согласился пойти, пошла наблюдатель от ЕдРа, и опять полный аншлаг: все бюллетени проголосовали.

На последний выход на выезд я сама пошла, оставила молодого человека на участке. Из собранных пятнадцати пакетов с ручками, календариками, перчатками и бюллетенями взяли всего пять. Подъехали к дому, где молодые люди что-то строили. Они вполне бы могли сами прийти на участок.

Один из хлопцев проголосовал. Но в команде молодых людей я заметила, извиняюсь, не знаю его имени и фамилии, только прозвище «Кельдя». Я его знаю по прежней работе в хозяйстве «Молотино». Спросила его: почему он не пришел голосовать? Ответил, что за него проголосовала мать, когда девочки ездили на выезд. Я не знаю, имели ли они на это право. Но удивилась.

Затем мы заехали к моей знакомой, тоже по работе в Молотино. Она здоровая женщина и вполне могла прийти сама. Тоже как-то была удивлена. Затем зашли к соседке моей знакомой, и бабуля, мне так показалось, побоялась при членах избирательной комиссии поставить галочку напротив другого кандидата и поставила отметку на БОГОМАЗЕ.

Из пяти приготовленных пакетов мы использовали только три. По остальным адресам девочки не поехали. И вернулись на избирательный участок. Затем мне не позволили пересчитать бюллетени. Бюллетени не упаковали в сейф-пакеты, обернули бумагой и скотчем.

Со мной все были во время выборной кампании очень учтивы, поили чаем. После подсчета голосов потеряли интерес. Молодой человек меня отвез в соседнее село, где я живу. Мой руководитель обещал мне денежное вознаграждение. Я не могу уснуть: меня грызет совесть. Я этого вознаграждения не заслужила, я не выполнила поставленную мне задачу. Проголосовавших было всего 206. Из них за Богомаза 181. Я только сейчас догадываюсь, что они не все бюллетени погасили, и пока меня этот не бойцовый мальчик вез домой, они могли сделать вброс.

P. S. – Редакция может не разделять мнение читательницы, а ее впечатления публикуются в дискуссионной рубрике «Мнение».

Темы: , , , , , , , ,