«Мужей-оперов осудили за подброс наркоты негодяю — кому-то нужны были «палка» по службе и звёздочки на погоны!»: за экс-полицейских из Трубчевска вступились жена и близкая подруга

Читать «Брянский Ворчун» в

Почти год в брянском райцентре Трубчевск по-тихому, без внимания прессы и общественности, судили двух местных полицейских из группы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Двух Иванов, оперуполномоченных Клюшникова и Лебедева. Операм вменили превышение должностных полномочий — подбросили «дурь» городскому бичу, забулдыге и криминальному элементу, оказавшемуся из-за этого в тюрьме. Жена и близкая подруга осужденных правоохранителей, одна из них сама работает в полиции, усомнились в правосудии над мужьями и попросили «Брянского ворчуна» дать им слово. Дамы долго боялись говорить, но поняли, что больше не могут терпеть обрушившуюся на них несправедливость.

Приговор бывшим теперь уже операм наркоконтроля МО МВД России «Трубчевский» старлею Ивану Клюшникову, старшему группы, и его напарнику лейтенанту Ивану Лебедеву зачитывали два дня. С перерывом на праздник 23 Февраля. После оглашения вердикта, 24 февраля, осужденных полицейских отправили по этапу в следственный изолятор города Новозыбков. До рассмотрения апелляции, которая обязательно будет подана, они там будут находиться.

Суд под председательством федеральной судьи Татьяны Поздняковой приговорил Клюшникова и Лебедева к 6-ти и 6-ти с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима соответственно. Плюс еще 2 года после отсидки им не дадут занимать должности в органах внутренних дел. Это, впрочем, скорее уже в качестве издевки: кто ж осужденных полицейских снова возьмет на службу. Просто таково требование закона.

Злая усмешка профессиональной судьбы: полицейских, занимавшихся пресечением оборота наркотических средств, самих наказали за незаконные действия с дурман-травой. За покупку, ее хранение и использование в качестве ложного доказательства при фальсификации уголовного дела в отношении земляка О-а Ион-на. Последний широко известен в узких кругах благодаря из-за своего отвязного поведения, которое выходит за дозволенные уголовным законодательством рамки. Мужчина — маргинал и хронический расхититель не социалистического совсем имущества. Водятся за ним и другие прегрешения.

Полицейский из брянского города Трубчевск Иван Клюшников, теперь уже бывший
Полицейский из брянского города Трубчевск Иван Лебедев, тоже теперь уже бывший

Что нисколько не оправдывает оперуполномоченных из брянского города Трубчевск 35-летнего Ивана Клюшникова и более молодого Ивана Лебедева, конечно, если они действительно виноваты во вмененных им следствием, прокурором и судом преступных деяниях. Сомневаться же приходится. Доказательная база по обвинению трубчевских оперов построена сугубо на показаниях бича и забулдыги Ион-на, а еще типов и дамочек, которые ему под стать.

В общих чертах дело, согласно материалам уголовного дела, было так. Весной 2019 года опера из полицейского наркоконтроля Клюшников и Лебедев заставили ранее судимого 43-летнего местного жителя (Ион-на, как мы уже знаем) признаться в незаконном приобретении и хранении одурманивающей травы весом более килограмма. Тот поверил, что ему за это будет лишь административное наказание, и потому согласился.

Но затем полицейские, если верить принятому в отношении их судебному вердикту, стали требовать большего. Клюшников давил морально на бездомного Ион-на, обретавшегося на чужой даче под Трубчевском в садоводческом обществе «Рябинушка», а Лебедев, когда напарник выходил на улицу, бил бедолагу палкой по икрам. Тот в итоге, присев на колени, согласился якобы даже на то, чего в реальности не совершал. Потом было следствие.

Такие нравы царили, по крайней мере, в «семье» вначале обвиняемого и осужденного бича Ион-на, а затем обвинителя трубчевских полицейских Клюшникова и Лебедева

Коллега полицейских, женщина-следователь приняла добытые ими доказательства на веру и оформила обвинительное заключение. Его утвердил прокурор, а Трубчевский районный суд спокойно отправил бича Ион-на в тюрьму. За время следствия тот успел, правда, еще находясь на свободе, совершить как минимум одно (но вроде как и несколько) уголовно наказуемое деяние. Ну чтобы на «зону» отправляться с не очень чистой, так сказать, совестью. Однако до мест лишения свободы трубчевский барыга по этапу не добрался.

Апелляционная инстанция Брянского областного суда отменила вынесенный обвинительный приговор — за недостаточностью доказательств. В их полноте вынудили засомневаться свидетели. Они постоянно путались и запинались. Как только Ион-на выпустили на свободу, правоохранители принялись искать виноватого в своей среде и фактически «замену» осужденному бичу. Времени на это ушло немало — почти год, но усилий вместе с тем много не потребовалось.

Помог Ион-н. Нельзя сказать, что он пылал жаждой отмщения. Правильный душевный настрой мужчине создали, есть мнение, сотрудники службы внутренней безопасности (СВБ) брянской полиции и местные чекисты. Они убедили его дать нужные показания на полицейских Клюшникова и Лебедева. В распоряжении редакции «Брянского ворчуна» есть почти любительское видео, снятое на смартфон кем-то, вероятно, из сотрудников СВБ. На кадрах видно и слышно, как Ион-на убеждают фактически сказать то, что нужно ради общего дела.

Сгодились впоследствии и другие занимательные персонажи Трубчевска, судя по всему, «агенты под прикрытием» местных правоохранителей. В уголовном деле они проходят под различными псевдонимами. Совсем не литературными. Эти товарищи тоже дали обвинительные показания на полицейских.

И те из героев и порядочных сотрудников отдела наркоконтроля быстро превратились в «оборотней в погонах». Судили Клюшникова и Лебедева в закрытом режиме: то ли под предлогом коронавирусных ограничений, то ли никто суд не просил о другом. Почему?

Жена одного полицейского Клюшникова Елена — она сама, кстати, сотрудник полиции (работает в том же, что и муж раньше, МО МВД России «Трубчевский»), говорит, что попросту боязно было привлекать внимание прессы и общественности к судебному процессу над супругом и его коллегой. Об этом она рассказала, обратившись в редакцию «Брянского ворчуна». Говорит, что опасалась тогда «сделать мужу хуже». Глупая была, в общем.

Сейчас Елена и близкая подруга другого полицейского, Лебедева, ее зовут Ирина Евтушок (данные изменены по просьбе женщины), понимают, как они были все-таки не правы. Как заблуждались, пытаясь якобы не навредить близким людям. Очень жалеют они сейчас, что упустили драгоценное время. Елена даже не боится, что ее могут уволить из органов вслед за мужем. А ее вполне могут, раз рот стала раскрывать. Честь супруга, поясняет она, а с ней и честь их семьи в целом, куда важнее. Справедливость теперь стоит для Клюшниковой во главе угла.

Полицейские Трубчевского района Брянской области — коллеги оперов Клюшникова и Лебедева, многие из которых сейчас разделились в оценках их личностей и в отношении к ним: кто-то боится, кто-то считает их действительно «оборотнями в погонах». Обычное дело (фото пресс-службы УМВД России по региону)

— Мы хотим придать уголовное дело наших мужей большой огласке, — поясняет женщина. — Я тоже полицейский и потому была с первого дня в курсе всех событий относительно супруга. Что следствие, что судебный процесс изначально носили только лишь обвинительный уклон! Нет ни одного конкретного доказательства вины моего супруга и его коллеги, их быть не может ! Все обвинение составлено исключительно на показаниях «потерпевшего», которые крайне противоречивы и не могут оцениваться как достоверные, поскольку многократно изменялись и противоречат показаниям других допрошенных по делу лиц.

Елена Клюшникова просит обратить внимание, что по факту морального и физического воздействия со стороны мужа и другого сотрудника на «потерпевшего», а на тот момент — «обвиняемого», так же нет никаких доказательств. Не обращался он почему-то за снятием побоев и травм в медицинское учреждение, не направлял в правоохранительные органы и прокуратуру соответствующие жалобы. Хотя это обычная практика. И времени у Ион-на на это был вагон и маленькая тележка.

— Какой смысл нашим мужьям был завышать показатели по службе — это стало якобы мотивом преступления, — говорит Елена, — когда им за это нет никакой выгоды. А вот сотрудникам ряда служб, которые поучаствовали в посадке двух сотрудников, скорее всего, очередные звездочки упадут на погоны! По факту на них решили сделать так называемую «палку» — раскрыть преступление, которого не было, как мы считаем. Как раз в этом, к слову, обвинили супруга и напарника. И в итоге лишили две семьи мужей, отцов, сыновей! Молодые ребята, которые отдавали свой долг Родине, защищали город от преступного мира, воспитывали детей, теперь должны ни за что находиться в тюрьме. Где им вот точно совсем не место.

Во время разговора с журналистом Елена Клюшникова вспомнила своего отца. Тот всю жизнь милиции отдал и умер в итоге в 47 лет. «С мужем такая же ситуация не справедливая происходит, да и сама я, служа в органах, осознаю, что вдобавок от всего этого ужаса фактически эмоционально выгорела».

Фото районной газеты «Земля Трубчевская»

Пояснила свое виденье ситуации и другая вступившаяся за полицейских женщина — Ирина Евтушок. Напомним, она близкая подруга Ивана Лебедева.

— Наша семья пребывает в шоке от случившегося, мы четко уверены, что ребята не виновны, — говорит не состоявшаяся Лебедева. — Иван отдавался работе полностью, любил свою работу, действовал только по букве Закона. Но все судебные заседания по его с Клюшниковым уголовному делу проходили за закрытыми дверями. Им ни с кем не давали увидеться…

Ирина утверждает, что обвинение сложилось из слов наркоманов. Они вроде как состоят на учёте в наркодиспансере и у психиатра. Если так, то не мудрено совсем, что те постоянно меняли свои показания, а в зал судебного заседания «их приводили сотрудники ФСБ». Ирина рассказала еще вот это.

Один из приятелей Ион-на, ему под стать вполне

— В суде мужья обратились к судье с заявлением о медосвидетельствовании свидетеля, который по всем признакам находился в наркотическом опьянении. Но их ходатайство было отклонено. Город у нас не большой, и многие могли наблюдать, как сотрудники высших правоохранительных структур поощряли наркоманов после заседания походами в магазин.

Мой ребёнок от первого брака гордился мужем, называл его папой — тот воспитывал сынишку как своего. Мальчик говорил, что тоже хочет стать полицейским. Теперь не уверена, что он продолжает думать так же. Мы молчали до приговора, потому что боялись.

Но больше молчать мы не хотим! Будем бороться за наших ребят и отвоевывать их честное имя.

Елена Клюшникова добавляет, что если нужно будет, то они дойдут до Верховного суда. Другого ей не остается. Так и в дикой природе: место выбывшего льва в прайде всегда занимает львица, которая идет до конца.

От редакции. Эта неоднозначная история сильно напоминает случай с двумя полицейскими из брянской ЖуковкиМаксимом Свинтицким и Николаем Маслаковым. Ранее мы подробно рассказывали об их странном судебном процессе. Подробности в этом разделе сайта «Брянский ворчун» найдете.

Темы: , , , , , , , , ,