пропуск

Экс-полицейский из Брянска сообщил детали проигрыша в кассации по «коронавирусному» иску

Читать «Брянский Ворчун» в

Адвокат, в прошлом работник УМВД России по Брянской области Ярослав Бочаров рассказал «Брянскому ворчуну», как вместе с другим истцом — юристом из Брянска Вольдемаром Жилинским потерпел очередную неудачу, теперь уже в Первом Кассационном суде с так называемым коронавирусным иском, поданным против регионального правительства и губернатора Александра Богомаза.

Адвокат Ярослав Бочаров, давно живущий на два города, включая Москву, и местный юрист Вольдемар Жилинский вне зависимости друг от друга подали еще весной прошлого года фактически идентичные иски к правительству и главе Брянской области Александру Богомазу.

Коллеги по праву просили суд признать недействительным подпункт подписанного главой региона постановления о введении режима повышенной готовности. А именно то, что брянцы впервые на своей памяти обязаны были до 30 апреля 2020 года сидеть по домам и не покидать их без крайней необходимости. Напомним, граждане могли дойти до ближайшего дома, аптеки, вынести мусор, выгулять собаку, но им запрещалось удаляться от своего жилища на расстояние далее 100 метров.

Многие тогда это распоряжение посчитали диким маразмом…

Бочаров и Жилинский так изданный документ в своих исках охарактеризовать не могли, поэтому выразили мнение, что новое постановление не соответствуют требованиям законодательства РФ и нарушает, в частности, Конституционное право граждан на свободу передвижения. Кроме того, оно было принято, настаивали истцы, без введения режима карантина.

— Но позже, в конце декабря Конституционный суд издал знаковое постановление N49-п, после которого оспаривать ограничения конституционного права на свободу передвижения, как и иные «коронавирусные» меры, оказалось бессмысленно, — пояснил «Брянскому ворчуну» Ярослав Бочаров, — но я этого и не делал в кассации. Мой единственный довод в кассации (и один из доводов в апелляции) был, что в силу положений федерального законодательства и устава Брянской области любые законы, затрагивающие или ограничивающие права граждан, вступают в силу не немедленно, а через 10 дней с момента их вынесения, однако постановления брянского губернатора Александра Богомаза вступали в силу немедленно, что противоречит закону.

Но апелляционная инстанция в лице Брянского областного суда, добавляет адвокат Бочаров, данный довод даже не рассмотрела, «просто уклонилась, а кассация рассмотрела, но сказала, что порядок вступления в силу определяется законом субъекта». Между тем, уверяет Ярослав, закон субъекта, то есть Устав Брянской области решением Верховного суда был признан… противоречащим федеральному законодательству. А именно в части немедленного вступления в силу нормативных актов субъекта.

— Потому Устав Брянской области изменили и поставили срок вступления в силу 10 суток для актов, затрагивающих права и свободы, — завершает мысль истец Бочаров.

«Брянский ворчун» поинтересовался у адвоката, какая разница, собственно, для обычных людей, когда вступают в силу принимаемые брянским губернатором решения. Оказалось, разница есть, и значительная. А для многих, кто уже предстал перед судом за нарушение «коронавирусного» административного законодательства, до этого будучи добропорядочным гражданином, она еще и судьбоносной оказалась.

— Люди должны узнать получше принимаемые постановления, подготовиться к их исполнению и также иметь право обжаловать, пока они не стали действовать, — поясняет Ярослав Бочаров. — А иначе получается, что сегодня издали постановление, и сразу же полиция стала протоколы на людей составлять… А они и ни сном и ни духом.

Это так можно издать закон, что все, кого зовут Иван или, например, Александр Васильевич, подлежат немедленному расстрелу. За просто так. При этом поменять имя или отчество времени нет, потому что в этот же день расстрельные команды поехали по адресам, где живут Иваны. Или условные Александры Васильевичи.

Свистопляска с бесконечными изменениями и дополнениями в первоначальное коронавирусное постановление, принятое на уровне региона, напомнило брянскому адвокату давнишнюю, 1991 года ситуацию, когда январским вечером власти СССР объявили о немедленном прекращении обращения части советских банкнот. При этом карточек тогда не было, а все магазины и банки были закрыты, и людьми, не знавшими, что делать и предпринять, овладела паника…

Решение Первого Кассационного суда Ярослав Бочаров намерен оспорить в Верховном суде России:

— Они (власть) требуют от нас жить строго по закону, соблюдать его каждую букву, но при этом сами свой же закон, считаю, и нарушают.

Фото: аккаунт Я. Бочарова в ВК, кадры из х/ф Георгия Данелия «Кин-дза-дза»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , , , , ,