Кондитер Поздняков из Брянска рассказал, как камень по организму гонял, ч. 2 «Мужской разговор»

«Брянский ворчун» продолжает публиковать больничные заметки из «двести девятой палаты» отделения урологии известного брянского кондитера и шоумена Сергея Позднякова. Напомним, приступ мочекаменной болезни настиг его перед самым Новым годом. Но спасло искрометное чувство юмора.

Первую часть больничных заметок Сергея Позднякова читайте здесь. Все совпадения не случайны.

Палата 209. Беседы.

О, мужской разговор!..

Это вам не дамское перемывание костей, или девчоночье хихиканье. Это даже не горделивое выпячивание своей самости молоденьких юнцов, не успевших нюхнуть пороху жизни.

Мужской разговор — штука серьёзная. Будто два океанских корабля встретились в узком проливе и договариваются меж собой при помощи скупой морской сигнализации.

Если тебе сказали: «Будет мужской разговор!» — не будет лирики, вообще, лишних слов, эмоций. Только по делу, по сути, и каждое слово — как увесистый кирпич в фундамент…

Это я к чему? А к тому, что Двести Девятая (палата) просто брызжет искрами мужского общения. Я наслаждаюсь, купаюсь в золоте слов и брильянтах диалогов…

— А у вас нихто там страусов не разводит? — громкий гортанный голос летит к адресату через всю палату, мимо Вани-дальнобойщика и меня…

Колю очень заинтересовал уклад жизни Сани, который долго что-то говорил о домашней скотине и птице.

— Чего? Кого? — Александр долго пытается переварить услышанное…

Парни, и вправду, слышат плоховато, поэтому диалог их звучит значительно и даже может показаться несколько сердитым.

— Ну, ентих… Страусов! — мглинчанину не хватает слов, и он, выйдя на середину палаты, делает лёгкие, плавные жесты, которые должны помочь Саньку опознать экзотическую птицу. — Яйцо у него — вот такое!

Коляныч разводит руки сантиметров на тридцать, округлив ладони, трясёт ими, словно выбирает на рынке дыню сорта «Торпеда». Саня, округлив глаза, внимательно смотрит на пассы собеседника, потом выдаёт:

— Да толку-то с него?! У него и мясо-то хреновое! Жёсткое. И как их держать-то? К нам прилетал один… Гнездо свил, птенца вывел и улетел, на хрен!

Дальше следует немая сцена: Санёк, подбоченясь, весьма насмешливо смотрит на Коляныча, а тот, только что талантливо изображавший птицу страуса, аж как-то полуприсел возле кровати соседа с растопыренными руками. Дальнобой Иван, полуобернувшись на собеседников, приоткрыл рот, стараясь переварить новости орнитологии…

Начинаю ржать. Пытаюсь сначала сдерживаться, но сам образ парящего и вьющего гнездо страуса просто взрывает меня изнутри…

— В-Ваня! Слышь…- я, аж заикаясь между приступами хохота, пытаюсь осмыслить откровения спеца по птицам, — П-похоже, Саньку-то нашему приходилось на аистов охотиться. На аистов! Жёсткое у них, видишь ли, мясо…

Или вот:

— Саш, а чего ты так стремишься домой быстрее? — Я по-доброму, но немного иронизирую. — Кто там тебя ждёт?

— Хто-хто... – 76-летний парень немного подозрительно глядит на меня. — Знамо, хто! Баб моя...

— Супруга, значит… — пытаюсь придать беседе несколько лирический смысл. — Сань, а любишь ты её, бабу-то свою?!

Александр удивляется, потом возмущённо показывает свои повязки на поясе и ниже:

— Серёга! Ты не понимаешь… Я сейчас не могу… Не могу, понимаешь? Вот раньше — да-а-а! А сейчас… Эхх!

Видимо, словосочетание «любить бабу» для Саши имеет простой и конкретно-незамутнённый смысл.

Фото автора

Начало больничных заметок найдете здесь

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Темы: , , , , ,