Кондитер Поздняков из Брянска рассказал историю своей болезни

Читать «Брянский Ворчун» в

Приступ мочекаменной болезни настиг известного брянского кондитера и шоумена Сергея Позднякова перед самым Новым годом. С согласия автора «Брянский ворчун» публикует его полные искрометного юмора и от первого лица больничные заметки из «двести девятой палаты» отделения урологии. Все совпадения не случайны.

Ага. Попал. Как этот… Как кур в ощип.

Как этот самый кур, так и я попал. Мой ощип — палата 209.

Диагноз предварительный звучит очень мило: колика почечная. Предварительный, так как я решил ухнуть сюда под выходные. Сильно умный дурак — это ко мне. Ну, потому что сидел дома на обезболивающих, делал дела. Торты делал. А как переделал, так в больницу: принимайте меня, героя такого. Растакого.

Доктора понимающе сказали: «Ага…». И ушли. Потому, что пятница — это почти выходной, и в пятницу большие, серьёзные дела не делаются. Не, если б мелочи какие… Сердце б кому поменять на имплантат, либо ногу оторванную пришить — они б быстро сделали: «Раз-два, чик-чирик!». Готово. И уехали б на свой уикенд. А со мной нужен толк, расстановочка нужна. «Чик-чирик» не прокатит. Такие дела. Серьёзные.

А меня домой не отпустили, конечно.

УЗИ мне сделали. Хороший доктор был УЗИ-ст этот, любознательный. Всё спрашивал, что у меня раньше видели и где. Он, кстати, сомневался всё время. Так и говорил: «Камень в лоханке! Но, сомнительный! Камень в… Но под сомнением!«. Очень знающий, полагаю. Большие знания — большие сомнения, однако. Так Аристотель говорил кому-то.

Ещё мне рентген делали. Тут весело было. Азартно. В форме квеста. Чтобы в комнату рентгеновскую пройти, нужно было пробиться через лабиринт. Лабиринт был из фанерных ящиков с немецкими надписями. Я всё не смог прочесть. «Ахтунг!» — это я осилил. «Внимание!», — значит. Я ещё знал два оборота: «Хенде хох!» и «Нихт шиссен!». Это — из фильмов про фашистов фразы, но я их не нашёл на фанере. Скорее всего, ящики не фашисты отправляли.

В лабиринте свой Минотавр был. В комбинезоне и с грязными руками. Минотавр пылил болгаркой — пугал, значит! И кричал: «По плитке не ходить, блин!». А плитка была на полу. Хороший квест. Я-то по плинтусам добрался до дверей кабинета. А вот за мной бабка шла, еле шаркая ногами. Тоже рентген хотела получить. Как она в кабинет добралась — фиг знает! Наверное, победила Минотавра. Возможно, интеллектуально…

…В рентгенологическом кабинете сидела дама. Резкая такая, прямая. Прямо так мне заявила: «Снимай штаны до середины ягодиц! И ложись…». Хорошо, что на спину, полагаю. Не, я мог бы и совсем штаны снять. Для хорошего человека и не жалко, в общем-то…

Тока дама завопила так страшно: «Не дышать!», — и убежала. Лежу и не дышу. Красиво, наверное. Ну, с полуснятыми штанами… Сверху что-то загремело и щёлкнуло так, что волосы у меня поднялись. Причём, по всему телу. Не успел я насладиться всем эротизмом ситуации, как она орёт откуда-то издалека: «Дышать!». Ладно, подышу. Тут, откуда ни возьмись, дама моя выскакивает. «Всё!», — говорит. — «Можете одеваться». Хороший квест. Только быстрый очень.

В завершение, достали из меня немного крови, посмотрели — вроде не заразный: не вампир и СПИДа нету. Фсё. Можно к людям селить. В отделение.

Отделение называется «Урология». Уже весело. Располагается на втором этаже. Добираться нужно на лифте, ибо лестница перекрыта. Так и сказали. Наверное, враги какие лестницу захватили, а, возможно, даже террористы. Квест продолжается, братцы…

Потом дорасскажу. Осмотр начинается.

Фото автора

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ — «Кондитер Поздняков из Брянска рассказал, как камень по организму гонял, ч. 2 «Мужской разговор»».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , , , ,