Обидевшаяся мэрия Новозыбкова проиграла суд краеведу и блогеру за разрушенное воинское кладбище

Читать «Брянский Ворчун» в

В суд на известного далеко за пределами Новозыбкова краеведа Евгения Свистова и местного видеоблогера Геннадия Лисеенко руководство Новозыбковской городской администрации подало после того, как те рассказали в соцсетях о варварски проведенной реконструкции воинского кладбища. Происшествием интересовались прокуратура и Следком, федеральные телекомпании, но наказания за фактическое уничтожение могил красноармейцев-освободителей никто не понес.

Чинуши Новозыбкова посчитали, что задета их деловая репутация. Потребовали ее защитить и восстановить. А шустрых общественников — привлечь к ответственности. Ибо ни к чему сомневаться в правильности действий городских властей.

Но повод для сомнения таки имелся, и немаленький. «Коронавирусной» весной 2020 года, когда все сидели по домам и боялись, мэрия Новозыбкова провела муниципальный аукцион, на котором «разыгрывалось» право за 3 млн бюджетных рублей реконструировать одно из воинских городских кладбищ. Госпитальное, или «гражданское кладбище №1» на улице Красной. Там к 75-летию Великой Победы требовалось восстановить захоронения 283 советских воинов и скульптуру «Воин со знаменем».

Торги выиграла их единственный участники (вот ведь) ИП Галина Игоревна Седень — проверенный «партнер» из соседнего города Клинцы. Там живет нынешний мэр Новозыбкова Павел Разумный, что совпадение, конечно. Не совпадение то, что бизнесвумен Седень выиграла десятки других бюджетных контрактов, и одни из самых «жирных» из них были заключены с городскими администрациями или другими учреждениями в тех же Клинцах или Новозыбкове.

Эта предпринимательница, имеющая основным видом своей деятельности «Строительство жилых и нежилых зданий», берется за всё и вся, есть ощущение. Кроме того, ИП Галине Седень, сообщает профильный интернет-портал «За честный бизнес», присвоен «низкий рейтинг». Его наличие обязывает проявлять контрагентам «должную осмотрительность». Но мэрию Новозыбкова это не смутило. Детали, но все же.

Вскоре реконструкция воинского кладбища в Новозыбкове обернулась варварством. И, как следствие, скандалом. Однако его не случилось бы, ни расскажи всему белому свету местные краевед Евгений Свистов и видеоблогер Геннадий Лисеенко дикие подробности проводившихся восстановительных работ…

Нанятые ИП Седень рабочие, которым по большому счету было все равно, что и где ремонтировать, сравняли воинские могилы с землей. Чтобы на их месте… установить «современные» надгробия. Принципиальный Геннадий Лисеенко успел снять на видео «выжженную» поверхность коллективного захоронения, которое в какие-то моменты было безжалостно завалено глыбами из бетона и кирпичей.

На почти 300 надгробиях были указаны звания и имена погибших от ран и лишений красноармейцев — солдат и офицеров, на некоторых имелись их черно-белые немного выцветшие фотографии. Но «реконструкторы» так все сделали, замечал весной 2020 года Евгений Свистов, что восстановить уничтоженные могилы освободителей «ни по уму, ни по чести, ни по совести» уже невозможно.

В вышедшем весной прошлого года сюжете федерального телеканала “РЕН-ТВ” представлена аудиозапись телефонного разговора журналиста с подрядчиком Галиной Седень. Она утверждала, что перед «реконструкцией» были сделаны списки, нарисован план, «где, кто, в каком месте лежит». Кроме того, эти списки, дескать, сверяли с администрацией. Но депутат городского Совета Новозыбкова Дмитрий Шнейдер сказал, что местный парламент вопрос о восстановительных работах на госпитальном кладбище не рассматривал.

Краевед Свистов увидел в учиненном безобразии «надругательство над прахом» советских воинов. По его мнению, если все делать по уму, то демонтаж прежних надгробий необходимо было осуществлять постепенно, двигаясь от могилы к могиле. А не срезать все подчистую чуть ли ни ковшом грейдера. Геннадий Лисеенко заявил, что нормальных планов восстановления воинских захоронений никто не представлял: все было, мол, на отдельных листках из карманных блокнотиков. Рабочие так видели.

Кроме того, «обновленные» надгробия, сразу прозванные в народе за их странный вид и форму «мыльницами», стали… шире на 30 сантиметров. А что такое эти 30 сантиметров? Плитой надгробие может заходить на соседние захоронения, где покоятся останки других бойцов. И еще. Одного героя в процессе реконструкции, выяснил Свистов, умудрились «захоронить» целых 4 раза. Таблички с фамилиями захороненных воинов повторялись на нескольких могилах. Чтоб наверняка, видимо.

Было место и откровенной путанице. На госпитальном кладбище по улице Красной «реконструкторы» неожиданно похоронили младшего сержанта Франца Александровича Михневича, хотя по документам его могила находилась на соседнем воинском кладбище, по улице Некрасова. Впрочем, там его могила исчезла, заметил Свистов: на надгробии №4, числившемся за прахом Михневича, обнаружилась черная гранитная табличка с данными совершенно другого человека. Уроженца Кавказа, судя по всему, который родился в 1908 году и скончался в 1943-м.

Скандал побудил возбудиться прокуратуру Брянской области и региональное Следственное управление СК РФ. С их стороны были громкие заявления перед 75-летним юбилеем Великой Победы. Но на них все и закончилось. Публично, по крайней мере, ни прокуратура, ни Следком не объявляли вроде как, что им удалось расследовать, и кого взять за гуж. Мэр Новозыбкова из Клинцов Павел Разумный спокойно правит дальше.

Между тем почти сразу после того, как Свистов и Лисеенко не смогли смолчать, Новозыбковская городская администрация подала на них в суд. Требовала защитить пошатнувшуюся на волне скандала значимость своей деловой репутации. К предпринимательнице Седень новозыбковские управленцы претензий, говорят, не предъявили. Дело ведь не в ней.

Однако Новозыбковский городской суд отклонил претензии мэрии. Она не успокоилась и, как рассказал «Брянскому ворчуну» Геннадий Лисеенко, обжаловала вынесенное решение. Заодно попыталась оспорить сумму судебных расходов. Но и Брянский областной суд не стал на сторону мэрии третьего города региона. Однако Лисеенко полагает, что и на этом чинуши не успокоятся: наверняка продолжат «ходить по судебным инстанциям и пытаться защищать свою явно «подмоченную» деловую репутацию».

Привычка — страшная сила. Вот только воинские могилы в прежнее состояние уже не вернуть.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , , , , , , , , , ,