Брянские официальные СМИ рассказали, как правильно болеть коронавирусом

Историю болезни идеального ковид-пациента опубликовала газета Брасовского района. Идеального, прежде всего для власти.

Посудите сами, местная жительница сразу же самоизолировалась вместе с семьей как только почувствовала недомогание, а при температуре в 40 лишний раз не трогала врача, зная, как им тяжело.

«Брянский ворчун» думает, что эту историю департамент внутренней политики растиражирует сегодня по всем СМИ. Мы предлагаем своим читателям самим решить, бывает ли в нашей области такая коронавирусная идиллия. Приведем рассказ безымянной брасовчанки целиком:

«Коронавирус – это очень коварный враг. Он может прятаться где угодно и застигнуть вас врасплох в самый неподходящий момент. Призываем всех использовать средства индивидуальной защиты вне дома, социально дистанцироваться и не пренебрегать личной гигиеной. Иначе коронавирус, найдя брешь в обороне, атакует вас. А там, кому как повезет…

Это оказалось серьезным испытанием не только для организма, но и для близких. Если кому-то повезло перенести заболевание бессимптомно или с мало выраженными проявлениями, то у меня была яркая, можно сказать, классическая клиническая картина, которая не обещала легкого и быстрого исцеления.

С первого дня недомогания появилась температура. 37 с небольшим держалась трое суток. Потом поползла вверх и две недели «давала мне жару», а когда холода. Лихарадило меня очень сильно, под тремя одеялами я стучала зубами, казалось, дрожала каждая клеточка. Естественно, я через три дня после устойчивой температуры и признаков ОРВИ вызвала на дом врача. С больными коронавирусом, лечащимися на дому, она сейчас работает одна – Елена Алдохина, внимательная и чуткая, стойкая и ответственная. При осмотре оказалось, что у меня в легких прослушиваются хрипы. Сатурация была в норме.

Окончательный диагноз до результата мазка на ковид – ОРВИ и бронхопневмония. Прописали мне лекарственные препараты: два вида антибиотиков, противовирусные, средства для лечения боли в горле. Тут надо сказать, что из дома ни я, ни мама с сыном, живущие со мной, не выходили еще до приезда врача. Мы самоизолировались. Продолжаем соблюдать этот режим и сейчас. Лекарства и продукты до сих пор нам привозят друзья и родственники, передаем им спасибо сердечное, что поддерживают нас в трудные времена.

Слава богу, обошлось без госпитализации, лечилась я амбулаторно. С врачом всегда была на связи, но лишний раз не беспокоила – знаю, сейчас медикам сложно, как никому. Две недели прошли как страшный сон. Я не могла есть – пропали обоняние и вкус, а с ними и аппетит, да и сил не было ложку держать. Не было сил вставать с постели совершенно, с трудом удавалось поворачиваться с одного бока на другой. Дышалось с трудом: было такое ощущение, будто на грудь положили гранитную плиту: глубокие вдохи давались с усилием и болью. Сильно болело горло. По вечерам температура доходила до 40, сознание туманилось.

Облегчение наступило дней через десять. Температура опустилась на отметку 37. Иногда ко мне возвращается вкус. Тогда я ем с удовольствием. Не думала, что буду запаху чеснока или солёной селёдки радоваться как ребёнок…

Сын-второклассник стойко перенес вынужденную разлуку со мной, благо, мама была рядом – и меня выходила, и за ним присмотрела. Только вот она уже пятый день не чувствует запахов, и я надеюсь, что этим вирус и ограничится».

Мы не утверждаем, что история целиком выдуманная. Скорее, наоборот. Люди лежат дома при смерти и лишний раз не тревожат врачей. Хотя могли бы лежать в современных удобных палатах под наблюдением специалистов…

Темы: , , , , , ,