Брянский инженер, осужденный за взрыв и разрушения на Унечском заводе тугоплавких материалов «Вольфрам», добился отмены приговора

Читать «Брянский Ворчун» в

Громкая техногенная катастрофа, которую пытались замолчать, произошла, напомним, 22 июня 2020 года в крупном брянском райцентре «солнечном городе» Унеча. В цехе по производству оксида вольфрама завода московского холдинга «Вольфрам», расположенного вблизи жилого сектора, взорвалась плавильная печь. Нашелся и «стрелочник» — старшей инженер-технолог предприятия Алексей Елагин. Его признали виновным в нарушении требований промышленной безопасности. Но мужчина, пройдя за два года через три круга судебного ада, доказал, что его вина в ЧП минимальна.

Победа инженера Алексея Елагина в судах по сравнению с вынесенным ему ранее Унечским районным судом Брянщины обвинительным приговором выглядит не столь громко. Правоохранители предпочли о ней не сообщать. Но все детали есть на официальном сайте Первого Кассационного суда общей юрисдикции по ЦФО, находящегося в Саратове.

Спустя год после взрыва в цехе Унечского завода тугоплавких металлов (УЗТМ) московского холдинга «Вольфрам», в 2021-м, его старшего инженера-технологу Алексея Елагина признали виновным и осудили «за нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности причинение крупного ущерба». К нему привело, по данным проведенного следствия, проведенная во время экспериментальной плавки в цехе по производству ферросплавов неконтролируемое воспламенение шихтовой смеси.

Случился пожар, который вызвал мощный взрыв. Скорее даже не один. Правда, их попытались поначалу всячески утаить — и на самом «Вольфраме», и даже в региональном управлении МЧС, где «Брянскому ворчуну» тогда на голубом глазу сообщили, что завод… частный, а потому сам должен рассказывать общественности о предположительно произошедшем на нем ЧП. Там и сообщили — только лишь три дня спустя и следующими удивительными словами: случилась не техногенная катастрофа, а «происшествие», произошел не взрыв, а «неопасные очаги возгорания тары и упаковочных материалов на территории цеха». Их, конструкций производственного помещения и оборудования сгорело, по данным «Вольфрама», на сумму более миллиона рублей — в ценах 2020 года, конечно.

Инженера «Вольфрама» Елагина, назначенного «стрелочником», по всей видимости, приговорили к штрафу в размере 90 тысяч рублей. И повесили на него «уголовку». Между тем нашей редакции еще в 2020 году удалось узнать возможную причину произошедшего на УЗТМ чрезвычайного происшествия. По одной из версий, в роковой для предприятия вечер на дежурство заступила новая сотрудница, которая якобы по неопытности или по незнанию вкупе с недосмотром со стороны более опытного персонала допустила сильное превышение температуры в плавильной печи. Что в итоге и привело к «хлопкам»-взрыву и последующему масштабному возгоранию. Сильное же задымление в небе и воздухе Унечи после ЧП наблюдалось еще достаточно долго, пока не пошёл дождь.

Апелляционная коллегия Брянского областного суда оставила приговор, вынесенный инженеру Елагину, без изменения. Тогда мужчина, ничего не теряя, но продолжая отстаивать свое имя, обратился со своим адвокатом в Первый Кассационных суд в Саратове. Они не оспаривали фактические обстоятельства уголовного дела и квалификацию содеянного, но выразили несогласие с сутью, мотивировками вынесенных ранее судебных решений. По причине, как они полагали, закравшихся в судебные акты существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального права. Поэтому Елагин попросил судебные решения отменить и вместе с тем прекратить уголовное дело против него на основании следующих доводов.

Елагин на пару с защитником указали Кассационной коллегии, что у нижестоящих судов имелись все основания для прекращения уголовного дела и окончания преследования, хотя их наличие и было отметено. Несмотря на то, что само по себе очень интересно, «Вольфрам» (ООО «Унечский завод тугоплавких металлов») как потерпевшая сторона по делу не имел имущественных претензий к Елагину! Кроме того, он и предприятие достигли внесудебного примирения. И вообще, роль и степень вины Елагина в совершенном преступлении была по большому счету минимальной: он не стремился целенаправленно причинить случившийся ущерб.

Елагина в кассации поддержал, как ни удивительно, представитель «Вольфрама» Т. Р. Петраченко. Она также заявил, в частности, что у суда не имелось оснований связывать невозможность исправления инженера с освобождением его от ответственности, и попросил оглашенные судебные решения отменить. С такой позицией не согласился прокурор Коварда А. Н., указывавший на необоснованность доводов жалоб. Он попросил суд оставить кассационные жалобы без удовлетворения, а судебные решения – без изменения.

Кассационная инстанция проверила материалы уголовного дела, доводы кассационных жалоб осужденного и его защитника, представителя потерпевшего, возражений на жалобы, заслушала участников процесса и пришла к неожиданному выводу.

«Отклонив ходатайство представителя потерпевшего о прекращении уголовного дела в отношении Елагина А.В. в связи с примирением сторон только на том основании, что такое прекращение является правом, а не обязанностью суда, без приведения конкретных обстоятельств, препятствующих такому решению, суд первой инстанции разрешил данный вопрос с грубым нарушением требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности принятого судьей решения», — говорится в кассационном постановлении.

Досталось от Кассационной коллегии в который уже раз и Суду апелляционной инстанции Брянского облсуда:

«Суд апелляционной инстанции, вопреки требованиям ст.389.9 УПК РФ, обязывающим его проверять законность и обоснованность решений суда первой инстанции, требования закона надлежащим образом не выполнил, оставив приговор без изменения, не приведя при этом обоснованных аргументов и оставив без правовой оценки то, что форма заглаживания причиненного вреда законом не регламентируется. Между тем, как было указано представителем потерпевшего в суде, после совершения преступления, Елагиным А.В., помимо полного признания вины и раскаяния в содеянном, были разработаны дополнительные технологические документы и проведены мероприятия по недопущению аварий в будущем, что потерпевшим расценено и принято в качестве мер по заглаживанию причиненного ущерба».

Суд в Саратове постановил, что суды первой и второй инстанции допустили существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Они повлияли на исход уголовного дела. Поэтому состоявшиеся судебные решения подлежат отмене и передаче на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, причем в ином составе.

В июне осужденный инженер Алексей Елагин дождался повторного рассмотрения своего уголовного дела в Унечском районном суде. Он ожидаемо принял решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

В январе этого уже года, кстати, стало известно, что поднять с колен Унечский завод тугоплавких металлов на Брянщине взялись московские заготовители лома. Но больше о судьбе намеченной сделки ничего не сообщалось.

Темы: , , , , , , , , , ,