И такое не покажут на «Брянской губернии» — публикуем продолжение ужасающей истории лечения в брянском коронавирусном госпитале

Читать «Брянский Ворчун» в

Ровно неделю назад «Брянский ворчун», а вслед за ним и многие СМИ Брянщины опубликовали историю лечение пациентки в ковидном госпитале при областной больнице №1. Читать ее неподготовленному человеку было очень тяжело. Во многие вещи, например в то, что пациенты с коронавирусом вынуждены кушать с пола, поверить до сих пор невозможно.

Власти отреагировали на эту историю дважды. Во-первых, закрыли портал, на котором пациенты выкладывали свои жалобы. Во-вторых, рассказали, как обустроены «коронавирусные госпиталЯ«. Героиня, к счастью, выжила и сейчас уже находится дома. Сегодня она прислала в редакцию «Брянского ворчуна» продолжение своей впечатляющей и местами очень даже жуткой истории.

Больше сейчас писать людям некуда…

Публикуем письмо целиком и подчеркнем, что в нем содержится личное оценочное суждение. Да, и мы знаем, что не все врачи одинаковы — среди них, как и в целом среди людей, много профессионалов и небезразличных специалистов. Но молчать о несправедливости вместе с нашей читательницей тоже не можем.

«08.11.21 на портале государственных медицинских услуг Брянской области я выложила обращение к Главному врачу ГАУЗ «Брянская областная больница №1» Афанасьеву Александру Валентиновичу. Прошла неделя, хочу рассказать, что изменилось. Поскольку наш мудрый департамент закрыл рубрику «Народный контроль», пояснив, что он перенесен на федеральный портал, обращаюсь к прессе, а именно к «Брянскому ворчуну», за помощью.

Уже 9-го утром коллегиальным решением врачей в т. ч. начальником госпиталя было принято решение о моей выписке. Озвучила лечащий врач. Да сатурацию я держала, по КТ – положительная динамика (поступила с КТ-4 80% поражения, в динамике КТ-3 50-75% поражения). Но гормональное лечение спровоцировало подъем сахара, хоть я и не диабетик. Стали вместе с гормонами подкалывать инсулин для снижения уровня сахара. От выписки я отказалась. Побоялась, что сегодня – инсулин, а завтра дома таблеточка для снижения сахара. А если она не снизит? Высокие скачки сахара могут привести к потере сознания, судорогам, гипергликемической коме. Нужен эндокринолог для коррекции дозы, а c КТ-3, дикой слабостью, отдышкой и тахикардией ходить по врачам не факт, что осилишь. Я хотела провести отмену инсулина под контролем врачей. На что мне было сказано: «Ваше право, оставайтесь, просто у нас некоторые с КТ-4 домой просятся». Кто просится? Бабули, которые не понимают, где они и что с ними происходит? Отдам должное, настаивать на выписке не стали. Пролежала до 12.11.21, сахар нормализовался, лечусь амбулаторно. Сочувствую врачам – работать под давлением очень сложно.

Медсёстрам досталось, а расходниками их так и не обеспечили, даже частично, даже не попытались. На мое обращение в рубрике народный контроль, от имени главврача мне ответили, что госпиталь обеспечивается расходными материалами согласно накладных и т.п., в общем, дефицита нет. А вот на комментарий Департамента здравоохранения по Брянской области хочу ответить отдельно. Не пристало такому ведомству отвечать на уровне «ОЧЕВИДНО», «ВЕРОЯТНО», «ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО». Уж Департамент должен знать «НАВЕРНЯКА».

Привожу выдержки из комментария:

«Напомним, ковидные госпиталя – это не специальные медицинские организации, а временно перепрофилированные медучреждения разного типа. Их обустройство может немного отличаться, так как располагаются они в корпусах больниц разной постройки. К примеру, вышеупомянутая пациентка сообщала о нехватке прикроватных тумбочек. Очевидно, что не всякая планировка палаты позволит поставить их в большом количестве. Тем более, оборудованная под подачу кислорода.

Есть и то, что объединяет все ковидные госпиталя Брянщины. Во-первых, все они обеспечены кислородом. Поставки проводятся своевременно и в нужном объеме. Система доставки кислорода до палаты очень сложная, требующая постоянного облуживания. Специалисты для этого имеются, их вызывают в «красную зону», если возникают неисправности. Иногда при самостоятельном использовании кислорода пациентами бывают небольшие неполадки, но обычно все решается максимально оперативно.

Во-вторых, в Брянской области коронавирусные госпиталя на протяжении всего периода пандемии полностью обеспечены всеми расходными материалами и лекарственными препаратами. Этот вопрос изначально был отрегулирован на уровне Минздрава и находится на постоянном контроле. Когда что-то из расходников подходит к концу, производиться новая поставка. О том, что всего имеется в достатке, сообщалось и на брифинге губернатора Брянской области Александра Богомаза. В регионе сформированы запасы лекарств на складах, а СИЗы и спецкостюмы для медиков изготавливают, в том числе и местные предприятия. Помимо поставки кислорода в баллонах, на территории коронавирусных госпиталей возводятся кислородные станции».

Ваше предположение о нехватке места в палатах для тумбочек – ошибочно. Палаты достаточно просторные пятиместные. Место позволяет поставить шестую дополнительную кровать. И даже для грузных, с нарушением координации, пациентов – седьмую, сделать двойное спальное место, чтобы не упали.

Оборудование под подачу кислорода в палатах, если Вы не в курсе, состоит из трубной и силиконовой настенной разводки, индивидуального вентиля и пластиковой бутылки, висящей на стене. Как выглядит тумбочка, описывать не буду. Хотя специально для Департамента может, и стоило бы. Настенное кислородное оборудование никак не претендует на пространство в палате. Ну да ладно, дело прошлое. Тумбочки выделили сразу, спасибо, но в отделение они пришли через два дня, видимо шли своим ходом пешком. Встали на свои места. Места достаточно, палаты просторные.

Далее, по поводу расходников.

Ни хотела писать жалобы в Федеральные контролирующие органы (к местным, извините, имею недоверие), в принципе считаю, что с пипетками и ланцетами можно разобраться на уровне своего хозяйства. Но нет, в Инфекционном госпитале №2 Брянской Областной больницы так не работает. Как прокомментировал Департамент здравоохранения Брянской области, на складах все есть. Чем провинился инфекционный госпиталь №2, что ему по накладным вместо подушек для забора крови из вены отпускают спинки стульев, вместо жгутов для забора крови из вены – обрезки силиконовых шлангов для разводки кислорода, вместо ланцетов – иглы от шприцов. Даже маски не всегда есть в наличии, мед. персонал, бывает, покупает за свой счет. ОЧЕВИДНО в накладных путаница. Вот только не знаю, только ли на уровне ланцетов и жгутов? Боюсь даже ПРЕДПОЛОЖИТЬ. ВЕРОЯТНО, проверить не помешает. Вынудили, буду писать в контролирующие органы. Ведь на перепрофилирование ковидных госпиталей выделялись деньги из бюджета.

Теперь уже НЕ уважаемая администрация Областной больницы кислородные шланги они жесткие, их невозможно завязать, на коже пациента остаются синяки. При заборе крови из пальца на сахар вместо ланцетов используются иглы от шприцов. При мониторинге сахара это происходит 4 раза в день. Ваша экономия дошла до абсурда. Пачка ланцетов стоит 120 рублей. Не уважаете свой персонал, пожалейте хотя бы пациентов.

С кислородом постоянные перебои. Если в палате есть пациенты, которые используют назальную канюлю, то еще можно кислород как-то перераспределить. Но если (как было у нас) 6 масок в палате – все гибель. При малейшем снижении потока кислорода на всех не хватает. А поток пытаются снизить регулярно. Да специалист по обслуживанию системы подачи кислорода есть. Да он по вызову спускается в красную зону. Но на этом все. Сделать он ничего не может. Индивидуальная регулировка кислорода отсутствует, только на максимально открытом вентиле можно более-менее комфортно дышать. Индивидуально можно только уменьшить поток кислорода, добавить нельзя, так как все вентили открыты на максимум.

11.11.21 был уменьшен общий поток кислорода по отделению, не знаю, по каким причинам. Мы забили тревогу, вызвали опять мастера.

Аргументы мастера:

  • станция работает на максимуме, я не могу добавить подачу кислорода, она взорвется;
  • посмотрите, вода в бутылке бурлит, значит, кислород идет;
  • положите маску на глаз, дует? Значит кислород идет.
  • положите маску на ухо, слышите, шипит? Значит кислород идет.

Да шипит, да дует, но недостаточно!!!! Я попросила его зайти в соседнюю палату. Там лежала тяжелая пациентка. Она постоянно снимала маску. Медсестры одевают, она снимает. Попросила его проверить герметичность её бутылки, при необходимости заменить на более герметичную. Отрегулировать индивидуальную подачу кислорода бабуле. Человек с гипоксией и низкой сатурацией при достаточном потоке кислорода не отлипнет от маски. А когда в маске хуже, чем без нее это о чем говорит? Зашел, прочитал лекцию о том, что кислород заканчивается, нужно экономить. Там с ним не ругались, там его слушали. Итог – бабуля ночью уехала в реанимацию. Я не знаю: каждый 3-ий, 5-ый или 9-ый, но в этом списке точно есть люди, которые теряют сатурацию и попадают в реанимацию из-за недостаточного потока кислорода в масках в отделении.

Спешу напомнить администрации инфекционного госпиталя №2 Брянской областной больницы, что согласно Временным методическим рекомендациям по профилактике, диагностике и лечению новой короновирусной инфекции (COVID-19) Министерства здравоохранения Российской Федерации версия 13 (14.10.21), поток кислорода в маске при стандартной оксигенации должен быть до 15 л/мин. По-моему личному разумению это означает, что на каждом индивидуальном вентиле при максимальном открытии в маске пациента должен подаваться кислород 15л/мин с возможностью индивидуального регулирования пациентом, ну или медсестрами к уменьшению (на назальной канюле или выздоравливающим). И уж тем более контроль потока должен быть обеспечен ни глазом и не ухом.

Сейчас такой возможности нет. Индивидуальный вентиль есть, а возможности регулировки – нет. Потому, что только при открытом на максимуме индивидуальном вентиле более или менее можно дышать. Перераспределить в палате кислород тоже не получается. Для того, чтобы кому-то добавить поток, соседу нужно уменьшить.

Но этот волшебный предлог «ДО» 15л/мин дает возможность Вам снизить поток кислорода до недостаточного для пациента минимума или отключить вообще, не нарушая при этом рекомендаций. А на выходе – шипит, значит все нормально. Тяжелые пациенты снимают маски. Медсестры одевают, а они снимают, потому что без маски легче дышать, чем в маске. Я сама это проходила в течение двух суток, пока не сообразила, поменять всей палате бутылки на более менее герметичные, чтобы уменьшить потери кислорода хотя бы через бутылки.

О складной тележке для перевозки лежачих больных, я так понимаю, медсестрам и мечтать не стоит, придется надрывать свои спины дальше. Кстати, вопрос о нахождении в палатах неконтактных раскоординированных пациентов реанимации и НЕ оказания экстренной медицинской помощи пациентам — тема отдельная, подлежит отдельному освещению.

А теперь о хорошем. Слово МИЛОСЕРДИЕ начинаешь ощущать еще в приемном покое. Даже нет, ранее, еще в скорой. Молодые фельдшеры, сопровождая, не оставляют одних пациентов, помогают идти, переносить сумки. Так же в больнице. Доброе слово, поглаживание по голове, по руке – это так важно, когда тебе лихо. Медперсонал отзывчив и внимателен, помогает во всем. Спасибо докторам и всему медицинскому коллективу за неравнодушие. Отдельное спасибо пульмонологу Зебницкому Андрею Витальевичу за грамотную консультацию и раскрытие дальнейших перспектив. Профессионализм чувствуется с первых слов.

Попова Н. В.

Фото из архива редакции «Брянского ворчуна» (к ковидному госпиталю БОБ №1 не относятся)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Темы: , , , ,