«Оговорил ребят – простите! Проверьте на детекторе лжи!» — заявил суду и родне брянских полицейских из Жуковки главный свидетель обвинения

Новое громкое заявление сделал рецидивист Михаил Калаганский на прошедшем в Жуковском райсуде Брянской области очередном заседании в рамках уголовного процесса по делу местных участковых полиции Николая Маслакова и Максима Свинтицкого.

В этот раз Михаила Калаганского, одного из двух главных свидетелей обвинения полицейских из брянской Жуковки, все же доставили из СИЗО в суд. Ранее его по причинам, которые не оглашаются, некоторое время предпочитали держать «на расстоянии». Все показания он давал по видеоконференцсвязи. Но в какой-то момент мужчина успел не только попросить пистолет застрелиться – потому что больше так не может, но выкрикнуть, что должен снова лично присутствовать в процессе. Это выглядело опять как нечто незапланированное, экспромт…

Михаилу Калаганскому кроме своих наручников терять нечего…

Стало понятно, что Калаганского не устраивают наложенные «ограничения». Как и наличие странного, якобы им написанного заявления, что он опасается за свою жизнь, боясь находиться в одной машине с конвоирами.

Никого не боюсь, заявления этого не писал! — сообщил Михаил Калаганский суду. И был снова доставлен в процесс под председательством судьи Вячеслава Горелова.

Другой главный свидетель обвинения, тоже закоренелый уголовник Николай Карутин в суде опять не объявился. Он человек, судя по всему, менее волевой: не исключено, что некие люди с полномочиями по-прежнему не «допускают» его до судебных заседаний. Чтобы Карутин снова, возможно, не сказал, будто оговорил полицейских под давлением сотрудников ФСБ.

Год назад еще Карутин заявлял, что оговорил полицейских, но эта видеозапись была предана огласке лишь недавно…

Зато на этом – своем оговоре участковых уполномоченных брянской полиции Николая Маслакова и Максима Свинтицкого под давлением других сотрудников правоохранительных органов продолжает настаивать Калаганский. Более того, уже после заседания, столкнувшись на выходе в дверях с женой Свинтицкого Юлией, он попросил у нее прощения. За то, что все так вышло. А до того потребовал отвезти его на полиграф, проще говоря, детектор лжи, дабы все могли убедиться, что он говорит правду. Теперь говорит.

Полицейские Свинтицкий и Маслаков — первого из внутренних органов уже поспешили уволить, второй в них пока числится

Что он раньше утверждал, Калаганский просит больше не воспринимать всерьез: закрытые в «клетке» ребята, по его нынешнему мнению, – хорошие люди, сидят не за что. А Карутина в процессе дружеской посиделки в марте еще прошлого, 2019 года после «опрокинутого стакана самогона» он действительно душил. То есть, было то самое преступление, которое следствие, проведенное в отношении полицейских, называет вымышленным. И за что сейчас судят участковых Маслакова и Свинтицкого – подлога и фальсификации служебной отчетности с их стороны, получается, не было.

Николая Карутина — самого бывшего милиционера — в суд больше не доставляют: вначале он говорил, что Калаганский его душил, а потом сказал, что этого не было, и все выдумали участковые Свинтицкий и Маслаков

Карутин, продолжил рассказывать на суде Калаганский, пригрозил подать на него заявление в полицию. Михаил сказал: иди, дескать, хоть сейчас – мне все равно! Но Карутин, сам бывший сотрудник милиции и участник боевых действий на Северном Кавказе, к слову, пожаловался, что «ослабел, не дойду сегодня, завтра пойду».

Снова на суде выступил брянский следователь СК РФ 29-летний Дмитрий Исачков, который вел дело полицейских. Опять приехал из Брянска, но в этот раз вроде как уже не просто по звонку-приглашению, ранее поступавшему, говорят, от гособвинителя из Жуковской прокуратуры Алымова.

Следователь СК РФ Исачков

Адвокаты подсудимых тщетно пытались допытаться у следователя деталей его несколько странного визита в изолятор к Калаганскому – когда тот еще не был главным свидетелем обвинения, а был заключен под стражу в связи с нападением на приятеля Карутина. Дело в том, что из изолятора по журналу посещений Исачков вроде бы вышел, условно говоря, в 12.40, а допрос Калаганского, согласно протоколу, был окончен примерно на 20 минут позже. Нестыковка!

Но следователь не смутился. Ответил, что это сотрудник изолятора что-то перепутал, не то написал. Мол, этот журнал посещений – документ необязательный: что хотят в нем, то пишут. Однако…

На прошлом заседании как раз давал показания тот самый сотрудник изолятора. Он сказал, что не мог наобум сделать запись о том, во сколько вверенное ему учреждение покинул представитель СК. У них все четко в плане учета посещений. Да и проверить его слова можно по записям с камер видеонаблюдения. Адвокаты Свинтицкого и Маслакова подали судье ходатайство еще раз пригласить в заседание охранника изолятора, и устроить им со следователем очную ставку. Но такому испытанию суд сотрудника СК подвергать не стал.

Еще один казус приключился с гособвинителем. Тот заявил суду на обозрение некий электронный файл, но не смог найти его у себя в портфеле. Долго копался – напрасно. По залу прокатился смешок. Бывает.

Скоро в суде Жуковского района Брянской области закончатся слушания по делу участковых полиции Маслакова и Свинтицкого

31 августа могут уже прения состояться, а затем и приговор суд огласит.

Фото и видео: «Брянский ворчун»

Темы: , , , , , , , , ,