«Дайте пистолет – застрелюсь лучше!»: в Жуковке продолжают судить участковых брянской полиции

До судебных заседаний перестали «допускать» вживую главных свидетелей обвинения – городских рецидивистов Михаила Калаганского и Николая Карутина. Чтобы не сболтнули лишнего, видимо: ранее они заявили, что оговорили полицейских Маслакова и Свинтицкого.

В суде Жуковского района Брянской области продолжается уголовный процесс по делу участковых уполномоченных полиции Жуковского межрайонного отдела полиции УМВД России по Брянской области Николая Маслакова и Максима Свинтицкого. Они, по версии следствия, якобы ложно обвинили местного рецидивиста и нарушителя общественного порядка Михаила Калаганского в угрозе убийством своему товарищу – Николаю Карутину, тоже опытному «сидельцу».

Еще недавно Свинтицкий и Маслаков ноднократно признавались лучшими полицейскими в своем городе…

Карутин и Калаганский сейчас выступают в качестве главных свидетелей обвинения полицейских. Но его надежды они, видимо, не полностью оправдали. От своих обвинительных показаний в суде уже отказался Калаганский не так давно. Сказал, что не может более участвовать в оговоре Маслакова и Свинтицкого: «Совесть замучила».

Похожее заявил и Карутин, причем, как выясняется, еще год назад. На эту тему есть его записанное на видео признание – оно было опубликовано «Брянским ворчуном». Свои показания мужчина, дескать, дал под давлением сотрудников ФСБ, привлекавших к уголовной ответственности полицейских.

Год назад Карутин признался, что оговорил полицейских

Но вскоре Карутин якобы отказался от этих слов: мол, ему угрожали коллеги Свинтицкого и Маслакова и потому он согласился «обо всем рассказать». Правда, на пороге его дома по случайному совпадению снова стали появляться люди в штатском.

Человек в штатском на пороге дома Карутина после его опубликования неожиданного признания, что он оговорил полицейских. С пакетом.

Подсудимые полицейские же настаивают, что преступление имело место быть, подлога они не совершали, – во время поначалу дружеской пьянки Калаганского и Карутина, случившейся еще в начале марта 2019 года. Товарища Михаил Калаганский, говорят прибывшие на место происшествия по звонку Карутина в дежурную часть участковые, душил на глазах одной из дам. Правда, та сейчас уже ничего не может пояснить по существу: за время судебного разбирательств в силу неспокойного образа жизни тихо отошла в мир иной. Но остались ее письменные свидетельские показания. Калаганский тоже не отрицает, что напал…

Подсудимые полицейские же настаивают,
что преступление имело место быть
— подлога они не совершали

Девять месяцев участковых уполномоченных полиции Николая Маслакова и Максима Свинтицкого, будто закоренелых уркаганов, содержат в СИЗО. Не раз они удостаивались званий лучших в своей профессии. Но теперь хуже их нет. Суд проходит под председательствомВячеслава Горелова. На днях этот судья провел два очередных заседания по делу полицейских. Снова не обошлось без открытий и сюрпризов.

Молодой, но подающий большие надежды следователь СК РФ
Дмитрий Исачков

В процессе неожиданно появился брянский следователь СК РФ 29-летний Дмитрий Исачков, который вел дело полицейских. Никто его не заявлял прежде в качестве свидетеля. Оказалось, что Исачков не поленился приехать из Брянска по приглашение то ли гособвинителя Алымова то ли районного прокурора Каргина.

Гособвинитель Алымов вызывает в суд свидетелей телефонным звонком?

Приглашение было «оформлено» простым телефонным звонком. «А так можно?», — могут спросить опытные юристы. Выходит, что да. К слову, Исачкову всего 29 лет, но он уже имеет множество поощрений от руководства. Наверняка он также знает, чьи звонки нельзя игнорировать.

Момент общения адвокатов полицейских с подзащитными

Адвокаты подсудимых выступили против допроса в суде следователя Исачкова. Все по той же причине: нарушен был порядок вызова свидетеля, говорят защитники, — его должны были пригласить судебной повесткой. Во-вторых, настаивала защита, когда судья выяснял ее мнение, следователь не может выступать свидетелем: его полномочия закончились с момента передачи дела в суд.

Судья Вячеслав Горелов

Но председательствующий Вячеслав Горелов решил заслушать представителя Следственного комитета. Исачков, немного волнуясь в первые минуты, это было заметно, но затем, взяв себя в руки, сказал, что не сомневается в виновности полицейских Свинтицкого и Маслакова. А также в правдивости обвинительных показаний Калаганского и Карутина. На что адвокат Свинтицкого Михаил Варзонов возразил: на очной ставке подзащитного и Калаганского у следователя уже был… заранее заготовлен протокол допроса. Иначе говоря, все ответы и вопросы загодя вбили в официальную бумагу. Следователь это отверг.

Адвокат Михаил Варзонов

Тогда адвокат предъявил результаты почерковедческой экспертизы, согласно которой следственным органом, по его мнению, была подделана в протоколе подпись Свинтицкого и ее расшифровка. Экспертиза была сделана по инициативе защитника в Москве экспертами МВД.

— Что вы можете пояснить по этому поводу? – поинтересовался адвокат у следователя Исачкова.

Судья Вячеслав Горелов не дал ответить следователю на интересный вопрос

Но тот ничего не смог пояснить. Точнее, ему не дали. Увели из-под удара. Судья вдруг…снял этот вопрос. Как не относящийся к сути дела, вероятно… Не прозвучала полностью на заседании и аудиозапись очной ставки Свинтицкого с Калаганским в присутствии защиты полицейского. Не оглашенным остался примерно час общения.

Бывшие коллеги полицейских в перерывах не скрывают, что поддерживают их

Два последних судебных заседания выделялись еще и тем, что на них не привозили главных свидетелей обвинения – Карутина из дома, а Калаганского из СИЗО. О первом вообще ничего не слышно больше. А Калаганскому дали слово лишь по видеосвязи. Да и так в какой-то момент прервалась: потребовалось передать выделенный канал защищенной видеосвязи кому-то другому.

Жуковка_суд над полицейскими_Калаганский
Калаганского на суд больше не привозят

Отсутствие Калаганского в суде было объяснено его письменным заявлением: не хочет покидать камеру следственного изолятора – чуть ли ни боится за свою жизнь, опасается один на один оставаться в дороге с конвоем. Но Михаил сообщил, что… не писал такого заявления и, наоборот, хотел бы по-прежнему присутствовать в процессе. Откуда появляются подобные письменные заявления, и насколько они реальны – загадка.

Свинтицкий (слева) пытался все допытаться у Калаганского, почему тот постоянно меняет показания и попросил дать ему пистолет

Когда суд дал слово полицейскому Максиму Свинтицкому, он спросил у Калаганского: почему тот на каждом заседании меняет свои показания? Может на него давят, может он боится чего то, может, помощь адвоката ему нужна? Калаганский мялся, молчал долго, у него снова поинтересовались. Но потом выдал то, что невольно заставило удивиться многих:

— Дайте мне пистолет – я застрелюсь лучше! Так легче мне будет…

Судья внимания на эти слова почему-то не обратил. Продолжил процесс.

Калаганский_Жуковка
У рецидивиста Калаганского проснулась совесть, но
теперь он просит дать ему пистолет…

Возник у защиты полицейских и вопрос, почему в протоколе очной ставки подписи и прочее сделаны ручками разных цветов, отчего он радужным стал. Следователь Исачков ответил адвокату Николая Маслакова Евгению Кургузову, что вначале писали, как и полагается, синей пастой, но потом вроде как ему подумалось, что с чёрной гелиевой ручкой протокол будет выглядеть «красивее».

Адвокат Евгений Кургузов не смог не пошутить в суде

— Вы бы там, в протоколе еще цветочки нарисовали: стало было еще более красиво! – не удержался защитник от вольной для суда шутки.

Суд над брянскими полицейскими Николаем Маслаковым и Максимом Свинтицким движется к финалу: 26 августа состоится еще одно заседание, а 31-го – прения перед вынесением приговора.

Фото и видео: «Брянский ворчун», ВК