Народного схода устрашились в брянской Жуковке из-за суда над участковыми полиции

Читать «Брянский Ворчун» в



В городе Жуковка Брянской области продолжается судебный процесс по уголовному делу участковых уполномоченных местной полиции Николая Маслакова и Максима Свинтицкого. Их обвиняют в фабрикации преступления. Но в народе следствию и прокуратуре не верят.

Под уголовный прессинг участковые Жуковского межрайонного отдела (МО) полиции Максим Свинтицкий и Николай Маслаков попали, когда их заподозрили в намеренном улучшении служебной отчетности и подлоге, желании получить лишнюю «палку». Так, «палками» в правоохранительных органах на профессиональном жаргоне называют раскрытые преступления, считается, что по их количеству оценивается эффективность работы структурных подразделений и отдельных сотрудников.

Однако Свинтицкий и Маслаков отрицают обвинения в свой адрес. Они искренне не понимают, зачем им, неоднократно отмеченным по службе, нужно было бы столь неуклюже подставляться. Ни их продвижение по службе, ни выплата премий, утверждают полицейские, от этого не зависели. На работе днями пропадали.

С конца ноября Максима и Николая содержат в СИЗО города Новозыбков – за несколько сотен километров от Жуковки, на другом конце Брянской области. Без права свиданий с близкими, в том числе своими несовершеннолетними детьми. Беспрецедентные меры ограничения свободы, считают их близкие.

Свидетелем со стороны обвинения выступает житель Жуковки Михаил Калаганский. Уголовник и рецидивист, закоренелый нарушитель общественного порядка, который перед очередным арестом в начале июня лишь два месяца смог «продержаться» на свободе. На судебные заседания его также привозят из СИЗО, в наручниках. С той лишь разницей, что полицейские находятся в клетке, а Калаганский сидит на скамье для слушателей в зале, правда, вместе с конвоиром, к руке которого пристегнут металлическим «браслетом»…

Вначале Калаганский проходил подозреваемым по делу об угрозе убийством старшему товарищу и тоже опытному «сидельцу» Николаю Карутину.

Заместитель прокурора Жуковского района А. И. Алымов тогда согласился с выводами дознания и утвердил материалы уголовного дела: Калаганскому грозил очередной тюремный срок.

Но вскоре все перевернулось с ног на голову, и угрожавший убийством сам вдруг оказался «потерпевшим». От полицейского произвола: якобы Маслаков и Свинтицкий приехали на вызов о преступлении уже с «нарисованными» бумагами. Прокурорский работник Алымов настаивает теперь на этой версии в суде – он сторона обвинения. Поначалу заблуждался, видимо…

Накануне в Жуковском районном суде состоялось очередное заседание. Оно могло пройти, такой прошел по городу слух, при большом стечении людей: чуть ли ни сотни людей, включая бывших и нынешних сотрудников полиции, якобы намеревались прийти поддержать Маслакова и Свинтицкого. Как бы там ни было, но в здание суда стянули значительно большее супротив обычного число судебных приставов – видимо, для охраны общественного порядка.

Но охранять его было не от кого. Никаких пикетов не было. Однако на суд для дачи показаний привезли изначально пострадавшего Карутина. Мужчину никто не узнал. От хронических заболеваний он «высох», стал слаб, а передвигаться может только на коляске. На вопросы Карутин отвечал путанно: то ли душил его Калаганский, то ли нет. Ранее, говорят, от него поступало заявление о давлении со стороны правоохранительных органов: мол, заставляют очернить полицейских. Но такой бумаги в деле нет…

Следующее судебное заседание по делу жуковских участковых намечено на 28 июля. Жуковка продолжает бурлить. Уровень возмущения продолжающимся процессом среди местного населения все еще высок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.