Брянская полиция испугалась проверять «фейковые» сообщения губернатора Богомаза о коронавирусе?

Читать «Брянский Ворчун» в



Специальное подразделения УМВД России по Брянской области по противодействию экстремизму – «Центр Э» полковника Игоря Степного не стало проверять по заявлению главреда «Брянского ворчуна» Александра Чернова на наличие «фейков» странную коронавирусную статистику от главы региона Александра Богомаза. Хотя ранее за подобное живо завел на журналиста административное дело и грозит ему еще одним.

Сегодня, 29 июня, в редакцию «Брянского ворчуна» поступили сразу два письма из Центра по противодействию экстремизму УМВД России по Брянской области – «Центра Э», возглавляемого опытным полковником Игорем Степным. В них официальные и однотипные, будто под копирку ответы на заявления главного редактора Александра Чернова о возбуждении административных дел ввиду недостоверной, судя по всему, статистической информации по ситуации с коронавирусом, которую ранее – в апреле и июне – распространил брянский губернатор Александр Богомаз и возглавляемый им оперативный штаб.

Как и следовало ожидать, брянский «Центр Э» не проявил равного подхода ко всем «нарушителям» вне зависимости от их статуса и положения в обществе. И фактически отказался привлекать к ответственности первое лицо региона – губернатора Александра Богомаза за его информационные «фейки». Обращения Александра Чернова… «направлены для проверки в установленном законом порядке в Федеральную службу по надзору защиты прав потребителей и благополучия населения (Роспотребнадзор)».

Проще говоря, заявления журналиста спихнули в ведомство, которое отвечает совершенно за другое – за благополучную эпидемиологическую обстановку. Однако Роспотребнадзор не борется с «коронавирусными» фейками, которые сейчас приравнены к проявлениям экстремизма…

Или бравые брянские борцы с информационным экстремизмом из «Центра Э» так сильно перетрухнули из-за проверки слов высшего должностного лица Брянской области, что перепутали два ведомства – Роспотребнадзор и Роскомнадзор?.. Последний как раз занимается распространением недостоверной информации. Если так, то это «фиаско, братан!».

Между тем, в первом случае Богомаз дважды за день, 7 апреля, умудрился огласить нигде потом больше не приводившиеся официально различные цифры по жителям Брянщины, которые заболели коронавирусом или ждали подтверждения соответствующего диагноза. Тем самым губернатор фактически ввел в заблуждение не только СМИ, включая федеральный телеканал «Россия 24», в эфире которого он вещал, но и так называемый неограниченный круг лиц.

Затем, утром 21 июня возглавляемый губернатором региональный оперштаб сообщил на своей официальной странице в социальной сети ВКонтакте, что в Брянске за минувшие сутки от коронавируса вылечился 61 человек. Однако федеральный оперштаб в то же самое время привел другую цифру – 31 выздоровевший после коронавируса. Суточный «разрыв» между двумя данными оказался внушительным, почти двукратным – 30 человек. Впоследствии это объяснили «технической ошибкой».

Однако на основании именно такой вот «технической ошибки» оперуполномоченный Центра по противодействию экстремизму Евгений Куликов по заявлению замгубернатора Юрия Филипенко возбудил в апреле в отношении Александра Чернова административное дело. Штраф по нему в зависимости от решения суда может составить от 30 до 100 тысяч рублей. А скоро на главного редактора «Брянского ворчуна» по той же самой схеме и руками того же самого опера, только уже по заявлению другого замгубернатора Александра Коробко наверняка заведут еще одну «административку» (сейчас проводится дополнительное расследование).

Это все, пожалуй, что нужно знать о реальном противодействии экстремизму в Брянской области. Честной и яростной борьбе, которую неустанно ведет с этим злом, включая независимых журналистов, старый полковник Степной и его «Центр Э».

Как говорил классик, «все звери, но есть более равные». Тот самый случай, особенно с учетом слов, сказанных в середине месяца Александру Чернову одним из сотрудников «Центра Э»: дескать, им все равно, на кого заводить дела, если на человека поступило заявление, и в его действиях есть признаки экстремизма. Выходит, что совсем не все равно.

Губернатор – не журналист. И наоборот.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.